Антея эль
nkarpuhin1@yandex.ru
Автор: Антея

Фэндом: Bleach
Основные персонажи: Куросаки Ичиго, Кучики Рукия, Готэй-13 (группа персонажей)

Пэйринг или персонажи: Ичиго; Рукия, Готей 13, пейринги будут, но далеко не сразу

Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Джен, Ангст, Драма, AU
Предупреждения: OOC

Описание:
AU: Ичиго был рожден Мияко незадолго до того, как она попала на то роковое задание. Ичиго вырастила Куукаку, не скрывавшая своей антипатии к шинигами, но всю историю племяннику она не рассказывала до того момента, когда повзрослевший Ичиго не захотел поступить в Академию, чтобы подробно узнать о судьбе родителей. Куукаку и Гандзю не стали ему мешать, однако они и подумать не могли, к чему может привести одно исключительно личное расследование.

Глава 1 nteia.diary.ru/p208348137.htm

Первые несколько лет в Руконгае дались нелегко, но постепенно Шиба приспособились к новым условиям. Куукаку смогла заниматься пиротехникой, это приносило в семью неплохой доход, несмотря на то, что больше года семейство на одном месте не задерживалось. Для Ичиго подобное стало привычным, по натуре общительный и любопытный он легко сходился с другими детьми и искренне огорчался, когда приходилось двигаться дальше. Тетя была неумолима - девять-десять месяцев и они перебирались в другой квартал Руконгая.

С пиротехникой Куукаку имела дело постоянно, выбора другого не было. Она сохранила обе руки, откладывая особо опасные эксперименты до лучших времен - наличие в доме непоседливого ребенка вынуждало ее соблюдать осторожность.

Ичиго Куукаку занималась всерьез. Гандзю с недоумением наблюдал, как сестра гоняла племянника, обучая этикету, осанке и прочему. Малыш воспринимал это как игру, когда пришло время обучению письменности, каллиграфию тоже воспринял как нудный, но необходимый элемент. Да и простых слов "твой отец этим владел" было достаточно, чтобы Ичиго откладывал в сторону лень и брался за дело.

- Сестрица, для чего ему это? - однажды набрался мужества Гандзю и задал этот вопрос. Его миновало подобное - Куукаку элементарно не успевала заниматься еще и братом, занятая добычей пропитания и другими делами. - Мы давно не древний клан с его традициями и прочим.

- Это не оправдание, - Куукаку поджала губы, борясь с желанием отвесить брату подзатыльник. - Ичиго должен пройти хотя бы первичное обучение. Ты помнишь, что он сказал в прошлом году?

- Что мечтает стать синигами? - чуть пренебрежительно фыркнул Гандзю. - Сестрица, ему тогда было восемь лет. В этом возрасте я был свято уверен, что солнце восходит из Готея, и мечтал попробовать карпов из сада Кучики. То же самое...

- Тут другое, - Куукаку помнила взгляд Ичиго, прильнувшего к ее боку. Ночное небо окрашивали фирменные фейерверки, а мальчик, задумчиво глядя на них, впервые задал вопрос о своих родителях, вернее, об их гибели. Куукаку не рассказала ему всего, однако главную мысль мальчишка уловил.

- Тетя Ку, - Ичиго на миг отстранился от нее, зеленые глаза упрямо сверкнули. - Я тоже стану синигами, как папа. И мы узнаем, что тогда произошло.

У нее засосало под ложечкой, слишком часто она видела этот упрямый взгляд на другом лице. Так и хотелось сказать что-нибудь резкое в адрес этих вояк, убивающих своих, но усилием воли Куукаку сдержалась и только погладила племянника по голове и настояла на том, что теперь ему придется заниматься куда усерднее.

- Каллиграфия и осанка приблизят его к мечте?

- Кретин, - Гандзю оказался на земле, получив мощный удар от Куукаку. - Традиции мы не имеем права забывать. Раз у тебя все, будь добр, убери свою свинью от входа, меня порядком достало чинить дверь.

- Ладно, ладно, - ворча, Гандзю пошел ловить Бонни, а Куукаку вернулась к племяннику, который ждал ее возвращения, сидя с книгой на голове и терпеливо выводя иероглиф со своим именем в специальном альбоме.

Ей было что сказать брату, но она не стала смущать его. Ичиго учился легко, с удовольствием познавая новое, однако к своим девяти годам он уже научился говорить только то, что думал, даже если его мнение отличалось от окружающих.

"Ваш племянник слишком честный", - доводилось Куукаку слышать не раз от самых разных людей, как простых руконгайцев, так и от заказчиков ее пиротехники. Ее это не смущало, она обещала брату, что сделает все, чтобы Ичиго смог нормально вырасти. Пусть он мечтал стать синигами, хотя саму главу клана от них воротило, это не страшно. Она любила племянника и не хотела слишком сильно давить на него своими эмоциями. Все, что он знал, это то, что родители погибли на службе, и им пришлось покинуть родной дом. Для девятилетнего мальчишки этого было вполне достаточно.

- Тетя Ку, я закончил, - Ичиго не поворачивался, чтобы не сбросить книгу с головы. Девушка вспомнила, как сама ненавидела это упражнение, особенно когда дядя Иссин скакал рядом и с совершенно идиотской улыбкой комментировал, заставляя маленькую еще Куукаку вспыхивать и швыряться книгой в него же. Тень улыбки скользнула по губам - дядя пропал на задании за пару лет до рождения Ичиго. Ему не пришлось увидеть гибели Кайена и изгнания семьи из родного дома.

- Ну давай, показывай, - отогнав воспоминания, Куукаку подошла к племяннику. Тот широко улыбнулся, разумеется, забыв про книгу, которая тут же свалилась. Женщина усмехнулась и потрепала его по голове.

Она не хотела об этом думать, но Ичиго - наследник семьи. И если, вернее, когда он станет синигами, одно небо ведало, с чем он может там столкнуться. Этикет - самая безобидная вещь, все могло быть куда сложнее и страшнее. В Сейрейтее остались те, кто некогда изгнал их, и неизвестно, как они отреагируют на юного Шиба. От этого Куукаку не могла защитить племянника, что выводило ее из себя. Обучение могло помочь, но далеко не в полной мере.

***
- Я точно все взял.

- Ну, за эти годы я должна была научить тебя умению собирать нужные вещи, - ухмыльнулась Куукаку, внимательно глядя на повзрослевшего племянника. Ичиго только через несколько месяцев должно исполниться семнадцать, а он все еще сложением подростка напоминает, худой, достаточно высокий, угловатый. Два последних года щеголял в зеленой бандане, к бурной радости Гандзю. Приучить Ичиго кататься на Бонни он не сумел, но вот такой мелочью смог увлечь.

- Все будет в порядке, тетя Ку,- порывисто обнял ее Ичиго. - Я уже готов.

- Еще бы, кое-кто, даже не зная заклинания толком, отправил голубой шарик в дерево, - фыркнула женщина.

- Он называется Сокацуй, я нашел заклинание с активацией в нашей библиотеке, в сундуке со старыми книгами, - похвастался Ичиго, а Куукаку отметила, что стоило хоть иногда перебирать копящееся годами разное барахло.

- Ладно, дырку в дереве твой Сокацуй проделал немалую, так что верю, что ты готов, - Куукаку вздохнула и серьезно посмотрела на племянника. - Теперь о главном. Не лезь в пекло, Ичиго. Я понимаю, что ты хочешь узнать, как все было, но это дело может оказаться опасным. Я не хочу пить еще и за тебя, геройски павшего в какой-то передряге.

Ичиго посерьезнел. Только пару дней назад родные рассказали ему правду о гибели родителей, ту, которую знали. Юношу потрясла история отца, он целый день ходил мрачный, что-то решая для себя. Лишь через сутки он окончательно определился.

- Я стану синигами, чтобы узнать правду о родителях, как погибла мама и кто нанес смертельный удар отцу, - в зеленых глазах сверкала решимость. Куукаку смогла вздохнуть с облегчением, Ичиго не додумался до опустошающей душу мести, чего она втайне боялась и надавала Гандзю подзатыльников за излишне бурное эмоциональное описание того вечера.

Дата поступления была всегда одной и той же - первый день весны. От их нынешнего места обитания до Сейрейтея нужно было еще добраться, поэтому и уходил юный Шиба с утра.

Много времени на прощание тратить не стали. Куукаку усмехнулась и пообещала, что на время учебы племянника в Академии они никуда не переедут, а там время покажет. Успокоенный, Ичиго порывисто обнял родственников, прежде чем отправиться навстречу своей новой жизни. Назад он не оборачивался, а Куукаку с Гандзю смотрели ему вслед до тех пор, пока он не скрылся из виду.

- Предупреждая твой вопрос, мы не могли его держать возле себя до седых волос, - глава клана встряхнулась, поправляя выбившиеся из прически пряди.

- Эти синигами, - проворчал Гандзю, бессильно сжимая кулаки.

- Ичиго справится. И вообще, хватит уже сидеть без дела, - женщина отвесила брату подзатыльник. - Кто-то, кажется, обещал починить, наконец, крышу. Сколько я буду тебе напоминать?

- Уже иду.

Куукаку тоже было страшно. Отпускать дорогого человека, не зная, вернется ли он - это испытание было намного мучительнее церемонии знакомства с юношами из знатных семей, которую ей пришлось в свое время пройти. Но и держать всю жизнь Ичиго у своей юбки тоже было невозможно. Шиба усмехнулась, глядя на ярко-синее небо - солнце светило вовсю. Когда-то, будучи еще девочкой, она провожала Кайена в Академию. Теперь пришла очередь его сына.

Ичиго крепче затянул бандану и решительно двигался в сторону Сейрейтея. В этот день многие стремились если не попытать счастья в Академии, то хотя бы просто посмотреть, как живут высокородные синигами, в эти дни часто происходил наем работников в поместья, Сейрейтей в этот день напоминал растревоженный улей, поэтому то там, то тут мелькали бойцы в черной форме синигами.

Ичиго было не до изучения видов. Путь в Академию ему подсказали сразу, он не постеснялся его спросить у попавшегося на дороге бойца. Смерив мальчишку внимательным взглядом, тот подробно объяснил, куда следует идти. Заблудиться было бы нереально, на всем пути поворот был только один, так что юный Шиба дошел без проблем и занял очередь среди пока довольно немногочисленных по какой-то причине желающих поступить. Ичиго слышал, что многие соискатели приходят после обеда, подивился странному выбору и в итоге оказался у дверей Академии незадолго до полудня, внес свое имя в список кандидатов на поступление и ждал своей очереди. Она двигалась быстрее, чем он предполагал, никто из вошедших не появился снова. Либо в Академии существовал второй выход, либо все поступили, другого варианта не было.

В свой черед юный Шиба оказался внутри, попал в большую комнату, обставленную в строгих цветах. Она явно призвана впечатлять новоприбывших, искусственный полумрак скрывал потолок. Ичиго так и подмывало запустить туда Сокацуем, но он все же сдержался.

- Ваше имя? - прошелестел кто-то из комиссии. Они сидели на возвышении и невозмутимо смотрели на него.

- Шиба Ичиго.

- Сколько лет?

- Шестнадцать полных.

- Возьмите вот этот шар и сосредоточьтесь, - член комиссии махнул широким рукавом, в сдержанном свете комнаты их форма тоже казалась серой. Юноша с любопытством обернулся - к нему шел, похоже, выпускник с шаром белого цвета на подушке. Его лицо было непроницаемым, однако Ичиго понял, что тот вовсе не рад "чести" и отчаянно скучал, таская этот шар туда-сюда. Что ж, наверное, можно и удивить. Если этот шар воспринимает духовную силу, то...

Рвануло неслабо, Ичиго только в последний момент успел закрыть глаза. Удивительно, что осколками лицо не посекло, от шара осталось одно название.

- Принят, - голос члена комиссии вроде бы не изменился, однако Ичиго показалось, что тот либо занервничал, либо удивился, что было вероятнее. - Проводи нашего нового студента в комнату к остальным и принеси новый шар, за ним спустишься к преподавателю на нижний сектор, - обратился он к застывшему выпускнику.

- Есть, - коротко ответил тот и, сделав знак Ичиго следовать за ним, направился к неприметной двери, которую из центра зала было попросту не разглядеть.

Юный Шиба позволил себе широко улыбнуться. Первый шаг он сделал, а там что будет дальше, покажет время. Он обязательно найдет сослуживцев родителей и узнает правду.

Члены комиссии проводили нового ученика внимательными взглядами. Шар взрывался редко и обычно означал, что перед ними очень талантливый студент. Незамеченными они не остаются - капитан Хицугая и капитан Ичимару были как раз такими самородками. Теперь в стенах Академии появился еще один. Глава комиссии бросил взгляд на листок с именем кандидата, который все еще лежал перед ним. Если он из этого считающегося исчезнувшим шестнадцать лет назад клана, тогда понятен уровень силы. Впрочем, обучение покажет, что он из себя представляет. Еще один гениальный ученик в Академии будет совсем не лишним.

Ичиго проследовал за сопровождающим в небольшую комнату, где сидели уже десять ребят, часть из тех, кто прошел перед ним. Судя по перешептыванию, они уже начали потихоньку знакомиться между собой, когда появился Шиба.

- Оставляю вас здесь. Наставник скоро придет, объяснит правила на следующие шесть лет, также покажет, где вы будете жить, - заученная фраза явно отскакивала от зубов студента. На Ичиго, правда, он смотрел с нескрываемым любопытством, но расспросить его о чем-либо не мог - члены приемной комиссии ждали новый шар, а его еще требовалось принести.

- Благодарю, - Ичиго чуть склонил голову, прием, который он успел заучить до автоматизма, тетя хорошо постаралась с обучением. Выпускник бросил на него удивленный взгляд и покинул комнату, оставив парня знакомиться с возможными одногруппниками на следующие несколько лет.


Ичиго смущенно кашлянул, оказавшись в компании таких же новичков. Судя по внешнему виду, далеко не все из них были из Руконгая. Дело было не в какой-то особой реацу, а в одежде - разницу между тем, что обычно носят в Руконе, и тем, что носят урожденные, юный Шиба прекрасно видел.

- Привет, что ли, - ухмыльнулся черноволосый паренек. - Так и будешь на нас смотреть или представишься? Я Накамура Дайки, а у тебя имя есть?

- Опять, - вздохнул кто-то из компании.

- Ты что-то имеешь против? - весело сверкнул синими глазищами Дайки.

- Я - Шиба Ичиго, - поспешил вмешаться в перепалку наследник древнего клана. Он не чувствовал в словах Дайки опасной подколки, он буквально искрил яркими эмоциями и делился ими с окружающими. - Давайте знакомиться, а то если подеремся - нас неправильно поймут.

- Хоть кто-то вспомнил о драке, - Дайки широко улыбнулся. - Ичиго, мы непременно поладим, если не прибьем друг друга на тренировке.

- Успокойся, Дайки, - поднялся со своего места высокий парень, который выглядел лет на двадцать и судя по всему - был самым старшим в этой компании. - Ичиго, позволь представиться - Сайто Осаму. А это, - он повернулся, рядом с ним оказался парнишка, которому Ичиго дал от силы лет двенадцать. - Мой младший брат, Сайто Тао.

- Приятно познакомиться, - Шиба подошел вплотную.

- Мне тоже, - Тао выглядел заметно взволнованным и только гордость не позволяла вцепиться в руку старшего брата.

- Поехали дальше, - Осаму для лучшего усвоения имен махал рукой и названый поднимался. Только Дайки отличался неусидчивостью, он ерзал так, словно в его пятую точку было вставлено большое шило. - Хига Юки, - поднялся совсем мальчишка, на вид ровесник Тао, явно из Рукона, судя по порядком потрепанному виду и настороженному взгляду аметистовых глаз. - Хирари Рейден, Сакамото Кин, Като Шен, Канонаси Янлин, Синада Куан, Осада Киу и Ханто Кано.

Ичиго кивал, бегло скользя взглядом по новым однокурсникам, старательно запоминая их. Им только предстояло подружиться и сделать шаг в новую жизнь. Шибе сразу же нашлось место в пока еще небольшом кругу новичков.

Очень скоро выяснилось, что Осаму и Тао родились в Сейрейтее и в Академию пошли, чтобы выжить. Сказано это было с той пугающей искренностью, что остальные - руконгайцы в большинстве своем, вздрогнули. Подробностей Осаму рассказывать не стал, но судя по тому, как потемнели голубые глаза Тао, ситуация там и впрямь оставляла желать лучшего.

- Я уже даже рад, что жил в Руконе, в пятом квартале на западе, - задумчиво протянул Дайки, ошеломленно глядя на братьев. Он резко как-то подобрался, в синих глазах застыло серьезное, почти смущенное, выражение. - Приношу свои извинения.

Ичиго даже спрашивать не стал, за что Накамура решил извиниться. Судя по всему, когда он попал в комнату, братья уже были здесь и Дайки не удержался - прошелся по поводу разницы в возрасте. Аристократы, конечно, не кинулись в драку, но осадок наверняка остался, по крайней мере, до этого момента.

- В любом случае, нам еще предстоит свыкнуться с новыми условиями жизни, - заметил Рейден. - Склок нам только и не хватало. Поссориться легко, а вот понять друг друга - совсем иное.

- У всех есть своя история, - согласился с ним Шен, сдув попавшую на глаза прядь волос. - Если научимся доверять друг другу - все тайны будут раскрыты.

- Надеюсь, это случится скоро, - снова заерзал Дайки, синие глаза лукаво сверкнули. - Что-то нас еще ждет впереди. А вообще, кто-нибудь знает, какие наборы бывают?

- От тридцати до полусотни в разные годы, - вдруг ответил Ичиго вместо Осаму, которому и адресовался этот вопрос. - Год на год не приходится.

- Однако, какой у нас новичок осведомленный. Сам, что ли, тоже из Сейрейтея?

- Я родился в Сейрейтее, но вырос в Руконгае, под присмотром тети, - пожал плечами Ичиго, не видящий смысла что-либо скрывать. - Когда я захотел поступить в Академию, она поворчала, но в конце концов рассказала то немногое, что когда-то знала сама.

- Хотел бы я иметь такую тетю,- усмехнулся Дайки. - Информация и в Руконе имеет свое значение.

- Как-нибудь познакомлю, - пообещал Ичиго. - Только не паникуй и вообще не сбеги. Моя тетя - уникальный человек, - он улыбнулся воспоминаниям. Куукаку регулярно гоняла разных странных личностей, которые часто появлялись в доме и пытались навязать им свои правила. В таких случаях Гандзю хватал Ичиго и они спешно сбегали в безопасное место - очень часто после таких встреч они либо делали ремонт, либо все-таки переезжали раньше положенного срока - все зависело от настроения Куукаку.

- Я и сам уникум, так что еще посмотрим, - гордо задрал нос Дайки, вызвав всеобщий смех.

Время в этом странном месте терялось. Был ли обед либо вечер - никто сказать не мог. Тао и Юки осмелели настолько, что тоже стали влезать в беседу, им о многом хотелось узнать и расспросить новых друзей. Когда распахнулась дверь, компания аж вздрогнула от неожиданности и обернулась.

- Принимайте пополнение, - выпускник понимающе усмехнулся. Поступивших собирали в несколько комнат, согласно результатам оценки духовной силы - из них впоследствии составлялись потоки курса. Эти ребята были лучшими, потенциал имели высокий, судя по скупым комментариям наставников. Этот год явно обещал стать очень интересным.

- Доброго дня, - новичок выглядел невысоким и хрупким, серые глаза настороженно смотрели на компанию. Судя по ссадинам на лице, ему либо недавно досталось, либо упал неудачно. Картину дополняли встрепанные волосы ярко-коричневого цвета. - Меня зовут Ямагучи Кирахино, - он смущенно теребил свою одежду, явно не зная, куда девать руки.

Процедура знакомства повторилась. Спустя какое-то время новоприбывший чуть освоился, несколько расслабился и немного рассказал о себе. Беседа снова ушла в сторону обсуждения кварталов и частей Руконгая, где большинству присутствующих и приходилось жить. Осаму с Тао поделились опытом жизни в Сейрейтее, большинство вздрогнуло, только Ичиго от души возмутился - некоторые методы наставников казались ему чрезмерными.

- Других мы не знали, - развел руками Осаму.

Где-то под вечер, точнее определить не получилось, в их комнате появились еще двое.

- К нам прибыли два пожара, - не удержался от комментария Дайки, когда новоявленные однокурсники приблизились. Младший казался ровесником Тао и Юки, старший почти догонял Осаму по возрасту, хотя тут все дело было в излишне серьезном выражении лица.

- Простите? - старший чуть вздернул бровь.

- Дайки имел в виду, что ваше появление было неожиданным,- вмешался Ичиго, выразительно посмотрев в сторону приятеля. - Предлагаю познакомиться, чтобы в дальнейшем не возникло недоразумений.

- Верно, - новоприбывший чуть расслабился. - Я Акисаме Тайро, а это - мой младший брат, Акисаме Акено.

- Приятно познакомиться, - младший широко улыбнулся и смутился под выразительным взглядом брата.

- Этикет, конечно, важен, однако мы не сможем долго им пользоваться,- заметил Ичиго. - После десяти повторений "а не могли бы", "будьте добры", "прошу заметить" и прочее, язык начинает заплетаться.

- Я смотрю, тебя неплохо обучали,- удивленно отметил Осаму.

- Тетя неплохо гоняла, говоря, что традиции забывать я не имею права, - Ичиго ухмыльнулся и развел руками, не отводя, впрочем, взгляда от настороженного Тайро. Тому явно не понравилась неосторожная фраза Дайки и он не скрывал этого. - Нам в любом случае, вместе учиться, - взгляд темно-зеленых глаз скрестился с карим. - В некоторых вещах можно сделать послабления. Как считаешь?

- Может, ты и прав, - медленно ответил старший Акисаме. - Но это не отменяет факта, что мы с братом все ещё не знаем ваших имен, - он обвел взглядом притихшую компанию.

- Это мы сейчас исправим, - Ичиго улыбнулся не менее солнечно, чем Акено несколько минут назад, и взялся за представление. Дайки попытался влезть, но был ухвачен юным Шиба за ухо, который с самым невозмутимым лицом продолжал называть имена.

- Ай, понял я, пусти, - Дайки все же вывернулся и плюхнулся рядом с Кано, которого трясло от смеха, как и половину присутствующих. - Уникальная он все-таки личность, я даже не обиделся, - протянул Накамура, потирая пострадавшую часть тела и лукаво прищурившись. Подшутить над Ичиго он успеет, а пока стоило сказать спасибо, что тот погасил возможный конфликт с явными аристократами и не самого маленького клана.

- Шиба Ичиго, - закончил представление брюнет на себе, солнечно улыбнувшись.

Акено улыбнулся в ответ, а его брат изрядно повеселил всех широко распахнутыми глазами и только что не открытым ртом. На вопрос, что его так удивило, Тайро взял себя в руки и пообещал рассказать позднее. Отец предупреждал, что иногда за комнатами новичков ведется наблюдение, лучше было перестраховаться.

Спустя несколько часов вся компания, наконец, покинула комнату. Их объединили в один поток, распределили в одно крыло общежития и разбили по парам - одну комнату делили двое, иногда трое, учеников на протяжении всего времени обучения.
Осаму поселили с Тао, Тайро - с Акено, Киу с Кано, Янлина с Куаном, Шена с Кином, Рейдена - с Кирахино и Юки, а Ичиго достался Дайки в качестве соседа по комнате. Синие глаза последнего довольно сверкнули, а Шиба только фыркнул в ответ. С шутником он найдет способ справиться, что-то подсказывало юноше, что после занятий, особенно в первое время, им будет не до чего, только есть, спать и разбираться с заданиями. К тому же, что-то там бормотал приведший их сюда наставник, что, помимо общего потока, их ждет разбив на учебные тройки, который состоится только завтра.

***
На первой лекции были все. В этом наборе сложилось три потока - пятнадцать в первом и по двадцать четыре новичка - в двух других. Форму получили все еще накануне - юноши щеголяли в бело-синей, а немногочисленные девушки получили бело-красную одежду. Мало кто переговаривался, все слишком волновались, ждали появления наставников и пытались понять, с чего начнутся их занятия.

После завтрака всех руконгайцев прогнали в одну небольшую комнату - проверяли знание письменности. У кого оно полностью отсутствовало, методом кидо и довольно болезненно - все же вкладывалось автоматическое знание письма и соответственно, чтения - проводили процедуру. Только Ичиго да еще Куан, который рано выучился писать, живя в одном из первых кварталов восточного Руконгая, избежали этой неприятной процедуры, остальные сидели порядком потрепанные и заметно уставшие, ловя на себе косые взгляды урожденных - те явно гадали, что делали с сокурсниками, но расспрашивать считали ниже своего достоинства.

- Уже хочется начала, - буркнул негромко под нос Дайки, борющийся с головной болью. Он предполагал, что все будет непросто, это стало первым шагом на пути к становлению синигами.

- Думаю, уже скоро, - Ичиго хотел поправить бандану, вспомнил, что на первый день оставил ее в комнате, вздохнул и просто взъерошил волосы.

Шиба оказался прав. Буквально спустя несколько минут появился наставник, судя по внешнему виду, он учил не одно тысячелетие студентов. В его руках находились несколько листков.

Приветственную речь преподаватель произнес по памяти, что, впрочем, никого не удивило - судя по морщинам, седой бороде и волосам ему как минимум тысяча лет. Новички притихли, ловя каждое слово, напрягаться никому не пришлось, голос у старика оказался достаточно громким.

После приветствия, он перешел непосредственно к делу. Потоки учились вместе, юные шинигами распределялись в учебные тройки, чтобы научиться хоть какому-то взаимодействию. Помимо общих уроков для каждой конкретной тройки подбирается индивидуальный набор предметов - подобное расписание они получат через пару дней после того как наставники понаблюдают и составят его.

- Стандартный срок учебы - шесть лет, - продолжил между тем мужчина. - По разным причинам он может быть сокращен, если группа или конкретный студент покажут выдающиеся возможности. Но также срок учебы может быть удлинен. Если не сможете сдать экзамены, остаетесь обучаться дальше с учащимися младших лет до тех пор, пока, наконец, не справитесь. Либо не погибнете, такое тоже иногда случается.

Он подождал несколько минут, позволяя новичкам осмыслить полученную информацию. Судя по взволнованному рокоту они впечатлились, что, впрочем, не удивило мужчину - стандартная реакция, которую ему демонстрировали новобранцы каждый год. Нужно чуть подождать, они утихнут и будут готовы слушать дальше.

Так оно и вышло. Спустя некоторое время новички притихли, понимая, что сейчас-то и объявят группы, в которых они будут учиться следующие несколько лет.

Преподаватель кашлянул и принялся оглашать группы. Начал он со слабейшего потока. Названные поднимались со своих мест, чтобы зрительно запомнить одногруппников. Несложная в общем-то, процедура, которая ежегодно проходит в стенах Академии после нового набора.

Осаму и Тао синхронно вздрогнули и так же синхронно поморщились, когда во втором потоке прозвучало имя Сайто Энрая. Младший бросил встревоженный взгляд на старшего, тот незаметно сжал его руку, успокаивая. Это не укрылось от всех, но для разговоров время еще не наступило. Пока им нужно было ждать своей очереди. Зачисление в тройки проходило быстро, спустя совсем непродолжительное время черед дошел и до них.

- Шиба Ичиго, Накамура Дайки и Сайто Осаму.

- Хирари Рейден, Хига Юки и Сайто Тао.

- Сакамото Кин, Като Шен и Канонаси Янлин.

- Синада Куан, Осада Киу и Ханто Кано.

- Акисаме Тайро, Акисаме Акено и Ямагучи Кирахино.

После завершения распределения новоявленным группам раздали расписания на пока еще общепотоковые занятия. Наиболее сложный график был у первого потока, по потенциалу они заметно обходили остальных и преподаватели собирались использовать это по полной программе. Индивидуальные расписания они получат позже, а сами занятия начнутся с завтрашнего дня - эти сутки всегда давались группам на знакомство, окончательную адаптацию и устройство в комнатах общежития. Аристократов и прочих рожденных на этот день отпускали, чтобы они могли поделиться с родственниками, но к ужину урожденные непременно должны были вернуться.

- Ну и денек, - вздохнул Дайки, взъерошивая волосы. Вечером вся компания расположилась в общей комнате, таковая, как выяснилось, в их крыле имелась. В нее можно было привести кого-то из другого потока, но именно что появиться здесь он мог только в сопровождении непосредственных обитателей этой части общежития, в одиночку его просто не пропустит некий защитный экран. И такое было распространено во всех остальных секторах общежития, во всяком случае, именно так рассказал им возникший словно из ниоткуда дежурный, прежде чем исчезнуть по другим делам.

- Первый день, что ты хочешь, - Янлин невозмутимо пожал плечами. - Форму взяли, учебники тоже получили, уже большой плюс.

- А разбираться с номерами аудиторий будем на ходу, - хмыкнул Куан.- Сегодня-то мы далеко не всю Академию обошли, я так подозреваю. Вот уж не предполагал, что внутри она еще больше, чем снаружи.

- Разберемся, - махнул рукой Дайки. - Я вот что предлагаю - раз нам учиться вместе минимум шесть лет, то почему бы не познакомиться поближе, рассказать друг о друге. Секреты, оно, конечно хорошо, но бывают моменты, когда без помощи не обойтись,- говоря все это, он выразительно посмотрел на братьев Сайто.

- Хороший откровенный разговор - лучший способ, чтобы установить доверие, - заметил Кин, с улыбкой наблюдающий за непоседливым Дайки.

- Тогда я и начну, раз предложил,- Накамура, разумеется, не смог усидеть на месте, вышел в своеобразный центр комнаты. - Мое имя вы знаете, я родом из западного Руконгая, пятого квартала. Я надеялся найти свою семью, почему-то мне казалось, что погибли мы вместе, но так и не удалось, хотя я честно обошел пятый, и еще несколько, включая десятый. Вообще попал в Руконгай где-то в пятнадцать, сейчас мне восемнадцать, - Дайки гордо вскинул нос. - А еще я вычислил свой день рожденья.

- Вычислил или назначил? - чуть усмехнулся Янлин, успевший оценить шебутную натуру Дайки.

- Вычислил, - сверкнул синими глазами тот. - Во время скитаний мне попался интересный дядька, я сговорился с ним и он мне помог. Теперь я знаю, что появился на свет двадцать девятого октября. Собственно, что еще о себе рассказать? Про Академию я услышал два года назад, но поступить решился только сейчас, когда мне сказали, что, раз мне нужна пища, значит, у меня есть духовная сила.

- Ну да, мы видели, как ты уплетал за ужином, - хмыкнул Киу.

- Почему бы и не поесть, тем более, еда была вкусной, - облизнулся Дайки. - Вот такая вот у меня подноготная, - он вернулся на место. - Кто следующий?

- Думаю, выходить в центр комнаты не обязательно, - поднялся со своего места Шен. - Мое имя - Като Шен, вырос в пятнадцатом квартале южного Руконгая. С самого детства всегда увлекали разного рода опыты, в частности, откуда берутся фейерверки, или что будет, если смешать несколько красителей. Разумеется, я не пробовал что-то опасное, ведь это могло кому-нибудь навредить, чего не хотелось совсем. В Академию я решил поступить в прошлом году, когда услышал, что подобные интересы поощряют и даже учат. Вырос в семье - есть мама и сестренка, они остались дома,- он тепло улыбнулся, вспомнив о них. - Может, когда-нибудь и познакомлю с ними, как я понял, все эти шесть лет мы будем безвылазно сидеть в Академии.

- Не совсем,- покачал головой Тайро. - В Академии практикуется система увольнительных, правда, не знаю, как - потоку целиком или тройкам.

- Вот оно как, - Шен взъерошил волосы. - Еще я люблю на досуге рисовать, ну и, - он заметно смутился. - Люблю сладкое. Очень.

- Покажешь свои рисунки? - подскочил на месте Дайки.

- Я их оставил дома, - смущенно развел руками Шен. - Если хочешь, в свободное время нарисую чего-нибудь.

- Хочу, - не задумываясь, откликнулся Дайки.- Да и не только я, - он обвел взглядом присутствующих.- Комнаты надо украшать, а у нас они пока пустые и унылые, кроме формы и книг - ничего и нету.

- Значит, потихоньку исправим, - улыбнулся Шен, краски и кисти он захватил, надеясь, что удастся на досуге отдохнуть, рисуя что-нибудь. - Что касается дня рождения, оно у меня 19 февраля.

Шен уселся на свое место. Следующим поднялся Ичиго.

- Шиба Ичиго, - заново представился он. - Шестнадцать полных лет, семнадцать исполнится пятнадцатого июля. Племянник Шиба Куукаку и Шиба Гандзю, - он позволил себе улыбнуться. - Умею готовить простенькие фейерверки, к более сложным тетя просто не подпустила, сказав, что одноруких или одноглазых точно в Академию не возьмут. Я родился в Сейрейтее, а вырос в Руконгае...

- Это как? - удивился Дайки.

- Мои родители - Шиба Кайен и Шиба Мияко погибли на службе в Готее пятнадцать лет назад, - пояснил Ичиго, как-то в момент подобравшись, во взгляде появилась печаль. - Подробностей не знаю, но наша семья покинула Сейрейтей.

- Кое-что расскажу я, - внезапно выдал Тайро, немало удивив как собственного брата, так и присутствующих. - Только чуть позже.

- Так вот, - продолжил Ичиго, встряхнувшись. - После гибели родителей, мы покинули дом в Сейрейтее и перебрались в Руконгай. Честно говоря, я со счету сбился, в каких кварталах мы жили, через определенное время мы переезжали, чаще всего из-за занятий тети пиротехникой. Заказчиков у нее до сих пор много, праздники все же хотят отмечать по-особенному, я не знаю никого, кто бы мог перещеголять тетю в этом.

- Пиротехника, это же очень красиво, - выдохнул Шен, которому доводилось видеть пару раз фейерверки, раскрашивающие ночное небо.

- И опасно тоже, - кивнул Ичиго. - Смешивание происходит в определенных пропорциях. Стоит ошибиться хоть в чем-то, может серьезно рвануть. Так вот, возвращаясь к тому, с чего начали, - юноша кашлянул, заставляя себя вернуться к первоначальной теме разговора. - Я очень хочу узнать, как погибли мои родители. Отца, умирающего, принес кто-то из синигами к порогу его родного дома, мама погибла раньше. Тетя из-за этого не сильно жалует синигами, однако меня все же отпустила, хоть и поворчала.

- Можно будет в архиве посмотреть, когда у нас появится туда допуск, - задумчиво почесал затылок Осаму. - Есть в Готее такое место, куда собираются практически все бумаги - личные дела, отчеты и прочее, но как в него попасть, не знаю, как, честно говоря, не знаю и то, кто следит за архивом.

- Ничего, со временем разберемся, спешить нам точно некуда, тетя мне об этом красноречиво намекала, - кивнул Ичиго.

- Ты о чем?

- Мой отец закончил Академию за год, - пояснил Шиба, вызывая удивленное присвистывание друзей.

- Вот, уже определенная зацепка, не так много синигами, которые смогли в такие короткие сроки окончить Академию,- Осаму встряхнулся. - А там, как знать, может, найдутся сослуживцы твоего отца.

- Я на это, честно говоря, очень надеюсь, - кивнул Ичиго. - В бумагах может быть написано много чего, но сухие строчки не всегда могут передать эмоции. Может, найдутся те, кто служил с отцом, хоть что-то знают о его гибели, для синигами пятнадцать лет - не такой уж большой срок, как мне кажется.

- Когда выпустимся, наверняка найдем, - Дайки окинул взглядом компанию.

- Согласен, - кивнул Осаму. - Помочь в таком важном деле необходимо.

Сайто поддержали остальные. У Ичиго впервые не нашлось, что сказать. Он смотрел на ребят, теребя рукава ученической формы.

- Спасибо, - наконец выдохнул он, справившись с волнением. - Это очень для меня важно. Я знаю, что мои родители были сильными синигами, и хочу стать достойным их имени.

- Станешь, куда денешься, - улыбнулся в ответ Осаму, поднимаясь следом за вернувшимся на свое место Ичиго. - Теперь, думаю, моя очередь рассказать о нас с братом, - Тао поднялся следом и смущенно пригладил волосы.

Компания встрепенулась, Дайки открыл было рот, однако сидевший рядом с ним Кано от души приложил его в бок, вынудив того умолкнуть и тереть ушибленное место.

- Мы с Тао из клана Сайто, не сказать, чтобы очень древнего, - начал рассказ Осаму. - Наш род поднялся в основном на торговле и некоторых услугах, весь перечень которых я не знаю, однако все они не противоречат закону, наш отец, глава клана, за этим пристально следит. Мы - дети от первого брака, мне двадцать один год, Тао - двенадцать. Через год после появления на свет Тао, наша мама погибла от болезни, в тот год эпидемия подкосила очень многих, нас, я помню, даже эвакуировали, кажется, в поместье Укитаке, как и большинство детей из разных родов отправили к Великим кланам - эпидемия возникла спонтанно, но к ней оказались не готовы, поэтому умерших было достаточно много. Общее число я не приведу, но среди них была наша с Тао мама, ее сестра, брат нашего отца, дедушка с бабушкой. Спустя какое-то время мы вернулись домой, где все изменилось. Двоюродная сестра нашего отца тоже потеряла мужа и ее, вместе с сыном, отправили в наш клан, там на что-либо претендовать они не могли, а у нас Энрай считался третьим наследником.

- Если что-то случалось с вами, он бы стал прямым наследником, - Тайро не спрашивал, а скорее уточнял этот момент для остальных.

- Именно так, - кивнул Осаму. - Видимо, этот факт всегда сидел в голове у тети, а Энрай по возрасту чуть старше меня - разница между нами в полгода. Примерно через год после эпидемии начались странности. То что-то упадет рядом тяжелое, то непонятная еда, поев которой, мы с Тао регулярно валились с ног. Что это было, непонятно, однако мы смогли выжить, не без помощи целителя из четвертого отряда, который, видно, предупредил нашего отца. Тогда-то в первый раз под подозрением оказалась тетя, однако она смогла доказать свою невиновность, уж не знаю, каким способом. А спустя полгода у нас с Тао появилась мачеха. Ее происхождение окутано тайной, впрочем, это-то как раз было самым незначительным. Она спелась с тетей, атаки начались с двух сторон. Отец как безумный любит ее и ничего не замечает. Тогда мы с Тао и приняли решение поступать в Академию сразу же, как только младший достигнет минимального возраста для студентов - а это как раз двенадцать-тринадцать лет.

- Мы надеялись, что нас здесь оставят в покое, мы больше никому не мозолим глаза, - в разговор вступил Тао. - Однако, как оказалось, вместе с нами, хорошо хотя бы, что на другой поток, поступил Энрай.

- Все, что мы хотим, это спокойно жить, - Осаму нахмурился. - Других происшествий тоже было достаточно - и попыток утопить, сварить заживо в купальне, много чего еще. Мы ушли в Академию, поговорив предварительно с отцом, тот вспылил и в очередной раз заявил, что мы не имеем права претендовать на наследство, если выберем стезю синигами. Мы с Тао согласились на это и ушли. Но кому-то, похоже, даже такого шага с нашей стороны недостаточно. Точно знаю, что Энрай не поступал бы сюда, не будь у него веской причины, однако доказать, что у него есть какой-то умысел, невозможно.

- Уж прости, но такого рода игры как раз и практикует периодически новая аристократия, - нахмурился Тайро. - И ведь наверняка доказательств всех этих покушений нет, чтобы не собирать суд Великих кланов.

- Суд Великих кланов? - удивился Осаму. - Это что такое?

- Великие кланы, а их пять, что бы там ни говорили, следят за порядком в сообществе аристократии Сейрейтея, - начал объяснять Тайро. - В случае, когда в том или ином клане происходят преступления, могущие подорвать спокойствие, по заявке любого заинтересованного лица созывается Совет глав кланов, который и решает, кто виноват и как наказать конкретного преступника, либо целый клан - бывает и такое. Преступники отдаются под ответственность второму отряду Готея, у тех есть специализированное учреждение для разных категорий нарушителей. Но вот на такие вот фокусы - попытки отравить, убить иным способом, чтобы сменить наследника, Великие кланы реагируют жестко - находят виновника, часто с помощью второго отряда и приговаривают его к тому или иному наказанию. Так что в случае повторения или обострения ситуации можно попробовать подать заявку им.

- Было бы неплохо, - Осаму переглянулся с Тао, они почувствовали, что появился реальный шанс выбраться из этой многолетней нервотрепки, куда они попали не по собственной воле. - Если Энрай снова что-нибудь выкинет, можно пригрозить ему этим.

- И не только пригрозить...

- Все ясно с этим,- вмешался неугомонный Дайки. - Осаму и Тао не дадим на расправу. А день рождения у вас когда?

- У меня третьего июня, у Тао - первого ноября, - улыбнулся Осаму, они с Тао снова сели на свои места, рассказ дался непросто обоим.

- Хирари Рейден, - следующим поднялся со своего места Рейден, среднего роста шатен с серыми глазами.- Выходец из тридцать пятого квартала западного Руконгая. Мне семнадцать полных лет, восемнадцать исполнится четвертого апреля. В Академию попал со второй попытки, в прошлом году я просто не решился войти, - он нервно взъерошил свои волосы. - Собственно, больше удивлять мне нечем. Даже семьи нет, в Руконгай попал несколько лет назад, скитался по кварталу без цели, учился выживать, узнавал, как тут все устроено и как, - он пожал плечами и сел на свое место.

- Сакамото Кин, - следующим поднялся невысокий черноволосый парень с карими глазами. - Родом из второго квартала северного Руконгая, есть семья - родители, сестренка, бабушка. Мне девятнадцать лет, - он смущенно опустил взгляд. - В Академию пришел только сейчас. Совсем недавно в северном Руконгае была непонятная эпидемия, моих, к счастью, это миновало, однако больше оставаться там я не мог - ведь, по сути, ничем помочь не мог, несмотря на то, что у меня, говорят, есть способности. В Академию пошел, чтобы научиться именно целительству в первую очередь, хотя и умение постоять за себя тоже важно. Родился шестого сентября.

- Канонаси Янлин, - сразу после Кина с места поднялся парень с темно-фиолетовыми волосами и светло-серыми глазами. - Семнадцать лет, вырос в девятом квартале южного Руконгая, есть две старшие сестры и мама. Синигами захотел стать после того, как отряд Готея защитил наш квартал от непонятных чудовищ, что почти уничтожили десятый квартал несколько лет назад. Родился семнадцатого августа, - он смущенно теребил рукава косоде. - Увлекаюсь игрой на флейте, - чуть тише добавил он.

- Сыграешь? - встрепенулся Ичиго, ему было любопытно послушать того, кто искренне любит это дело, а не так, как он, вынужденно учился.

- Конечно, если хочешь, флейта у меня с собой, только чуть позже, - Янлин опустился на свое место.

- Осада Киу, - его сменил высокий парень с характерным шрамом на правой щеке. Каштановые волосы средней длины и светло-серые глаза как-то терялись на фоне шрама, который напоминал то ли след от стрелы, то ли еще что-то не менее экзотическое. - Семнадцать лет, день рождения - девятого июня. Вырос в четырнадцатом квартале западного Руконгая, - он сдул прядь волос, попавшую на глаза. - Есть семья, но им моя идея уйти в синигами пришлась, мягко скажем, не по душе. По их мнению, я променял относительно благополучное существование на риск и опасность.

- Это кто-то из родных тебе оставил такой презент? - Дайки кивнул на шрам.

- Нет, - усмехнулся Киу. - Это, я так подозреваю, привет с мира живых, хотя как я его приобрел, понятное дело, не помню, - он уселся на свое место, предоставляя слово следующему из их компании.

- Синада Куан, - с места поднялся светловолосый парень. Обладатель волос цвета спелой пшеницы, он был обладателем фиолетовых глаз очень насыщенного оттенка. - Вырос в третьем квартале южного Рукона, имею семью, родителей и младших брата и сестру. С детства обучался грамоте и прочим правилам хорошего тона, но мало что запомнил, кроме разве что красивых стихов. Иногда и сам сочиняю, особенно для красивой девушки. Ах да, мне девятнадцать лет, родился четырнадцатого сентября, - он поправил прическу. Пожалуй, только он и мог похвастаться аккуратно уложенными волосами, у остальных, даже у аристократов, волосы лежали по своему усмотрению. - Пошел в синигами, потому как выбора не оставалось - мои ухаживания и общение с прекрасными девушками очень превратно воспринималось их родителями, - он непроизвольно потер шею.

- С девушками стоит вести себя подобающе, - заметил Осаму.

- А я и веду. Особенно ночью, - от мечтательной улыбки Куана больше половины присутствующих удивленно заморгали, а Осаму и Тайро переглянулись, приходя к одному и тому же выводу - за этим ловеласом стоит приглядывать, если они не хотят получить в итоге от младших братьев множество вопросов после одного из подробных рассказов пылкого парня.

- Куан, здесь все-таки дети, - Осаму выразительно посмотрел на приятеля. - Сдерживайся, пожалуйста.

- Эх, вот никто не понимает моей тонкой души, кроме девушек, - вздохнул тот, садясь.

- Попал бы ты к моей тете, она бы эту "тонкую натуру" из тебя мигом выбила, - высказался Ичиго, повергнув Куана в некоторое смятение, а Осаму с Тайро вынудил закашляться - никто из них не хотел объяснять Шибе, что он сейчас выдал.

- Тебе же почти семнадцать, неужели ты никогда не бродил под луной и не...

- Куан! - неожиданно слаженно прикрикнули на него два аристократа.

- Не сбивай процесс, - усмехнулся Дайки. - Еще не все представились. А Шибу я потом просвещу в этом вопросе.

- Еще предложи на практике показать, - хмыкнул Куан. - Ладно, ладно не стоит испепелять меня взглядами, господа аристократы, уже молчу.

- Ханто Кано, - за Куаном поднялся среднего роста парень, темные волосы были схвачены в хвост, а серые глаза лукаво смотрели на присутствующих - последняя дискуссия изрядно его повеселила.- Семнадцать лет, день рождения - двадцать второе февраля. Родом из восемьдесят первого квартала северного Руконгая, семьи нет. В Академию решил попробовать поступить потому, что надеялся на нормальную жизнь, а условия дальних кварталов, скажем прямо, не предполагают спокойной жизни.

- Там нет нормальной жизни, - тихо высказался Кирахино, опустив глаза.

- Именно так, - Кано удивленно посмотрел на него. - Свой день рождения я никогда не отмечал, как-то не с кем было,- он наигранно беззаботно пожал плечами.

- Исправим, - высказался Ичиго и Дайки поддержал его согласным возгласом. Остальные закивали, большинство из них с трудом представляли, как это - не иметь возможности отметить какое-либо событие в кругу родных и друзей. Кано сел на место, с трудом заставляя себя спокойно смотреть на новых товарищей - шестое чувство подсказывало, что о нем они попытаются позаботиться в своем стиле и это несколько пугало.

- Ямагучи Кирахино, шестнадцать лет, - он поднялся одним из последних, то и дело теребя несчастную форму и внимательно изучая взглядом пол. - Родом из семнадцатого квартала западного Руконгая, но вырос в восемьдесят четвертом, - парень смущенно опустил глаза. - Мама недавно ушла на перерождение, семьи не осталось, - тихо добавил он. - День рождения - седьмого апреля, - Кирахино уселся на место, стараясь не смотреть на сокурсников. В Академию он пошел по сути, от безнадежности, жить в одиночестве было невыносимо тяжело.

Кирахино вздрогнул, когда его плечо стиснули. Повернувшись, он увидел Ичиго. Шиба ничего не сказал, однако как-то сразу стало легче дышать. Ему еще только предстояло научиться жить дальше, однако рядом появились те, кто сможет ему в этом помочь.

- Хига Юки, тринадцать лет, - темноволосый мальчишка поднялся последним, голубые глаза взволнованно смотрели на Кирахино. - Родом из двадцатого квартала восточного Руконгая, день рождения - восьмого июня, воспитанник одной бездетной пары, есть названые сестренка и брат, но они совсем маленькие. Ушел в Академию, чтобы не быть для них обузой и лишним ртом, - он смутился, когда все внимание переключилось уже на него и поспешил вернуться на свое место, безуспешно борясь с вспыхнувшим на щеках румянцем.

- Акисаме Тайро, - после Юки со своего места поднялись оба брата Акисаме. - Мне двадцать два года, Акено - тринадцать, - он поправил выбившуюся прядь волос. Было несложно понять, почему Дайки сравнил их с пожаром - волосы обоих братьев было огненно-рыжие, отличались только длиной - младший носил более короткую прическу, чем старший. У обоих были темно-карие глаза, Тайро правда, умудрялся даже сейчас "держать лицо" - выглядел абсолютно невозмутимым, хотя не раз демонстрировал, что истории новоявленных сокурсников задевали его за живое. - Мы родились в Сейрейтее, в одном из аристократических родов. Мой день рождения - десятого мая.

- А у меня - шестого декабря, - вставил свои пару слов Акено, сдувая прядь волос. Он не знал, куда деть руки и заметно смущался, хотя меньше, чем тот же Тао.

- Ну вот, с основным закончили, - Дайки потянулся. - Имеем хоть какое-то представление друг о друге, - синие глаза лукаво сверкнули. - А дальше время покажет, что, как и почему.

- Вот уж не думал, что ты философ, - хмыкнул Ичиго, глядя на одногруппника.

- Я же говорю, перед вами уникальная личность, - Дайки приосанился и тут же улыбнулся, вскакивая - то, что он столько времени просидел на одном месте уже было несомненным достижением для этого непоседливого парня. Разговор плавно свернул в сторону предположений о будущей учебе - все успели изучить расписание, в общих числилось достаточно много предметов, включая тренировки с оружием, которое им еще предстояло получить. Где уж Тайро выяснил это, непонятно, однако он снова взял слово и сообщил взволнованным сокурсникам, что заготовки для занпакто они получат на первой же тренировке, там их будет ждать группа наставников специально для этих целей и объяснит, что нужно делать, чтобы добиться связи со своим клинком. Встряхнулись все.

- Кстати, Тайро, что ты там про Шиба рассказать собирался? - вспомнил Осаму оговорку рыжеволосого парня.

- Я хотел наедине...

- Мне скрывать нечего, - махнул рукой Ичиго. - О том, что нас изгнали из Сейрейтея после гибели моих родителей, тетя неоднократно упоминала, не называя, правда, причины.

- А ее, по сути, не было. В нарушение всех правил некоторые кланы подали в Совет 46 прошение об исключении твоего рода из числа Великих, - Тайро нашел взглядом Ичиго. - И там подписей собрано не было в достаточном количестве, потребовалось время, чтобы эту непонятную ситуацию разобрать. Однако когда кланы Кучики, Шихоин, Кёраку и Укитаке смогли собраться на общий совет и отменить это решение, никого из Шиба уже не было в Сейрейтее, а поместье отгородилось прочным щитом, через который не смогли пробиться никто из желающих получить ваши земли. Так оно до сих пор и стоит, это если упрощенно и вкратце, - Тайро вздохнул. - Мой род многим обязан твоему клану, мы состояли у вас на службе до самого последнего момента, когда Шиба Куукаку в один момент просто исчезла.

- Если тетя решила, что нам стоило уйти, значит, у нее были веские причины, - Ичиго пожал плечами, явно осмысливая информацию. - Какие - не знаю, не вдавался, честно говоря, в подробности, а она не затрагивала эту тему. Да, мы были Великим кланом, не отрицаю, но...

- Ичиго, ты не понимаешь, - перебил его Тайро. - Если пятнадцать лет назад интрига обернулась вашим уходом, то сейчас, стоит аристократам о тебе узнать, еще неизвестно, чем все обернется.

- Проблемы стоит решать по мере их поступления, - Ичиго взъерошил собственную шевелюру, такого расклада он не ожидал, тетя всегда морщилась, когда упоминала аристократов. Похоже, у нее были серьезные причины их не любить, но вот что в сложившейся ситуации ему делать?

- Вытащим, - негромко сказал Осаму, он, в отличие от юного Шиба, представлял, на что способны отдельные представители высоких домов во имя своих целей. - Главное, не дать им напустить на него убийц.

- А я о чем? - Тайро вздохнул и переглянулся с Осаму. В Академии должно быть безопасно, а там он найдет способ сообщить родителям о наследнике рода Шиба, они-то точно найдут какой-нибудь выход. Если быть до конца честным, Тайро надеялся, что на них тут просто не обратят внимания, но внутренний голос советовал ему не расслабляться.

Разговор перешел на другое, все-таки первый день занятий вот-вот должен был для них наступить. Это волновало всю компанию больше, чем возможные опасности - в конце концов, предупреждены, значит, вооружены, а вместе они точно справятся с чем угодно. Тао, Акено и Юки постепенно перестали зажиматься, они теребили Кирахино, который с их легкой руки превратился в Хино, став тем самым первым, чье имя было сокращено. Тот поначалу смущался, однако внимание и участие новых друзей делало свое дело - Ямагучи потихоньку оживал. Пока они делали свои первые шаги и обещали стать одним из сильнейших потоков за несколько сотен лет.

@темы: гет, Шинигами, ОМП, Кайен Шиба, Ичиго Куросаки, Bleach, фанфики