19:07 

Антея эль
nkarpuhin1@yandex.ru
20.07.2017 в 23:39
Пишет fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017:

fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017. Драбблы G-PG-13. Гет

Название: Мир изменится
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 845 слов
Пейринг/Персонажи: Юграм Хашвальт/Исэ Нанао, Яхве, Пепе Ваккабрада
Категория: гет
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: В любовных романах обычно писали про бездонные глаза, изменившийся навсегда мир и что-то про бабочек


В Ванденрейхе шутили, что можно бесконечно наблюдать за тремя вещами: как горит Готей, как тебе выдают жалование и как Хашвальт учит жизни Императора.

Поводом для последнего могло быть что угодно: от «я не намекаю, что ваше военное чутье ослабло, но новые кандидаты в штернриттеры – бесполезный мусор» до «третье вторжение за месяц, вы вообще видели наш бюджет?»

Его Величество Яхве имел привычку взрывать головы за неосторожно брошенное слово, но к своему верному советнику был удивительно лоялен.

Когда маявшийся со скуки Пепе заметил у дверей тронного зала знакомую фигуру, он, недолго думая, скользнул в Тень и притаился за одной из колонн. Не бог весть какое убежище, зато прекрасно все видно и слышно.

— Ваше Величество, я пришел к вам по личному вопросу, — сказал Хашвальт, остановившись в пяти шагах от трона.

Пепе пожевал губу. Личный вопрос, надо же. Он и представить себе не мог, что в словаре грандмастера есть эта фраза, а у Пепе было богатое воображение.

Та же мысль, видимо, пришла в голову и их великому Императору. Он приподнялся на троне, подался вперед и недоверчиво прищурился.

— Это правда ты, или кто-то из Ллойдов развлекается? — уточнил он.

— Они бы не посмели, Ваше Величество, — без намека на улыбку ответил Хашвальт. — И я тоже.

Яхве удрученно вздохнул.

— Значит, я проспорил Аскину ящик отличного шнапса. И поэтому об отпуске и не мечтай, ясно?

— Вы проспорили два ящика. — В голубых глазах Хашвальта на секунду промелькнуло что-то подозрительно похожее на насмешку. А потом он медленно опустился на одно колено и торжественно произнес: — Ваше Величество, я пришел просить вашего отцовского благословения. Я собираюсь жениться.

Пепе с волнением и досадой прикусил наконечник стрелы. Он ничего не знал о сердечных предпочтениях грандмастера, вообще сомневался, что у того было сердце, а тут такой сюрприз. В голове замелькали имена, образы, лица.

— Признаться, я давно потерял надежду, что ты когда-нибудь продолжишь славный род квинси, сын мой, — не менее торжественно ответил Яхве. Он выглядел шокированным, но довольным. — Хрен с тобой, женись.

И тут на спокойное лицо Хашвальта впервые легла тень смущения.

— Ваше Величество, раз уж вы об этом заговорили. С продолжением рода квинси могут быть некоторые проблемы.

— К Урахаре сходи, есть у него какие-то таблетки. Не советую интересоваться, что он туда пихает, но ведь работают же. Мне один знакомый рассказывал.

— Нет, Ваше Величество, Другие Проблемы.

В голосе Хашвальта отчетливо слышались сталь и заглавные буквы.

Пепе задумчиво почесал стрелой затылок. Не существовало такой проблемы, которую достойная дочь Евы не могла создать своему мужчине, а учитывая, что в данном случае речь шла еще и о дочери Яхве…

— Твоя невеста — мужик? – Яхве поскреб подбородок. — Знаешь, к чему-то такому жизнь меня готовила.

— Нет. Она во всех отношениях достойная особа.

— Так чего ты мне мозги полощешь? — почти ласково спросил Яхве.

Хашвальт ответил. Пепе поперхнулся воздухом. Вселенная затаила дыхание.

Следующие три события произошли практически одновременно.

Император тяжело поднялся на ноги, Хашвальт торопливо открыл Тень, а в основание колонны, за которой прятался Пепе, ударил большой огненный шар.

Испытывать судьбу он не стал. У него, в отличие от некоторых, был полный порядок с инстинктом самосохранения.

***


С Главнокомандующим Кераку было проще. Нанао сказала, что каждый, кто приходит просить ее руки, обязан хотя бы один раз с ним выпить.

— Обычно, — добавила эта восхитительная женщина, — одного раза и хватает.

В любовных романах — Хашвальт иногда читал, чтобы немного отвлечься от реальности, — обычно писали про бездонные глаза, изменившийся навсегда мир и что-то про бабочек.

Глаза у офицера Нанао были обычные, серые. Когда Хашвальт в них заглянул, мир особо не изменился, вернее, мир тогда менялся каждую секунду: падали башни, взрывались дома и трещала по швам ткань мироздания. Для чистоты эксперимента нужно было еще одно свидание.

Адскую бабочку он получил на следующий день после заключения перемирия. Офицер Нанао сообщала, что если он хочет продолжить разговор о преимуществах холодного оружия против кидо, то она свободна в следующий четверг.

— Значит, отказывается? — подытожила Нанао, когда Хашвальт закончил короткий и насыщенный событиями рассказ. Оскорбленной или расстроенной она не выглядела. Но, как Хашвальт ни старался, он не мог убедить себя в том, что это хороший знак.

— Говорит, что по мне плачет Аусвелен. Что надо было тогда выбрать Базз-Би. Что я единственный ухитрился дважды опозорить род квинси, — честно перечислил Хашвальт. Положа руку на сердце, он и не рассчитывал на какой-то другой результат, но очень хотел сделать все как полагается: — Про тебя он и слова дурного не сказал, дорогая.

— Я сейчас мало что поняла, — задумчиво протянула Нанао. — Но если ваш Император позволяет себе говорить такие вещи про моего будущего мужа и угрожать его жизни, то лучше бы ему и в самом деле оказаться бессмертным.

С такой же задумчивостью Цан Ду обычно рассуждал, каким ножом легче потрошить, а каким отделять кость от мяса.

Хашвальт меньше всего хотел стать причиной, по которой его величество опять отправится в тысячелетний сон, но сейчас осознавал, что этот вариант возможен.

— Он успокоится, — произнес Хашвальт со всей убежденностью, на которую был способен. — Завтра я пойду и спрошу еще раз.

— Нет. — спокойно покачала головой Нанао. — Завтра мы пойдем вместе.

Хашвальт взял ее за руку и в то же мгновение забыл, что они говорят об Императоре квинси. С силой Короля Душ, шрифтом, дарующим абсолютное могущество, и кучей народа в подчинении.

Что-то подсказывало ему, что мир завтра изменится.

Название: Доброе утро
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: 998 слов, драббл
Пейринг/Персонажи: Куросаки Ичиго, Иноуе Орихиме
Категория: гет
Жанр: общий, романтика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Ичиго, Орихиме и фрукты.
Иллюстрация: нет
Примечание/Предупреждения: нет


— Доброооооааааае утро, Иноуе, — отчаянно зевая, поздоровался Ичиго, коротко кивнул и вновь уткнулся в телефон, дочитывая новое сообщение.

— Доброе, Куросаки-кун, — просияла она.

Погода на улице была довольно прохладная для июля, поэтому за получасовую прогулку Иноуе успела окончательно проснуться, а в ожидании друзей еще и на скорую руку привести себя в порядок, используя ближайшую витрину закрытого пока магазина в качестве зеркала. Новая длинная юбка казалась ей уютным кусочком моря, которое ловкий волшебник украдкой отрезал где-то на пляжах Окинавы, пока великий морской дракон Рюдзин отвлекся на игру солнца на волнах. Глядя на бирюзовые переливы ткани, Иноуе испытывала трепет и легкие угрызения совести при мысли о том, что невольно стала соучастницей преступления, купив пусть прекрасную, но все же украденную вещь.

Жара, мучившая Каракуру последние две недели, наконец-то спала, и Иноуе казалось, что город, будто большая серая черепаха, медленно выползает из своего запылившегося панциря, с недоверием оглядывая переставшую припекать оболочку. Сонно выкатывающееся из-за горизонта рассветное солнце редкими лучами пробивалось через серые коробки зданий, окрашивая верхушки в нежно-розовый цвет.

— Так... — пробормотал под нос Ичиго и, отправив ответ, убрал мобильный в карман, вновь посмотрев на Иноуе. — Вдвоем будем — Тацки написала, что не сможет.

— А... Ага... — стушевалась от такой новости Иноуе. — Тогда впере-е-ед! — она отвернулась от Ичиго, воздев руку и изображая указывающего дорогу полководца. В груди теплилась надежда, что он не заметил ее покрасневшего лица.

— Скорее всего, эта зараза просто отсыпается, — проворчал Ичиго, оглядывая, наконец, предстоящий фронт работ. — Е-мое! Ты фруктовую лавку ограбила?! Куда тебе столько — лопнешь!

— Нет, нет и нет, Куросаки-кун! — явно подражая какому-то комику, она театрально помотала головой, встав в странную позу. — Тацки-чан никогда бы не оставила нас без веской причины — это раз! Фрукты мне отдал бесплатно один мой замечательный знакомый — это два! — загибая пальцы с видом праведно возмущенного хомячка, объясняла она. — И это все не мне — это три!

— Бесплатно? Они вообще... — с недоверием начал Ичиго.

— Нет, они не испорченные! — победно припечатала Иноуе, и, сообразив, что только что грубо перебила Куросаки-куна, вновь отвернулась от него. Присев на корточки, она с преувеличенным энтузиазмом принялась собирать в руки аккуратно пристроенные на асфальт пакеты. Но смущение нарастало вместе с задумчивым молчанием за спиной, а потому было принято стратегическое решение разбавить неловкость любимой песенкой. - Лала-ла-ла... Ла-ла-ла...

Наблюдавший за этой бурной деятельностью Ичиго тихо фыркнул от смеха.

— Ты сама все это тащить собралась? Давай сюда самое тяжелое! — протянул он руку.

— Нет, Куросаки-кун, ты несешь ответственность за очень важную персону — Короля Арбузов! — Иноуе указала в сторону огромного пузатого полосатика. Состроив серьезную мордашку и прикрыв рот ладошкой, она наклонилась к благородному представителю семейства тыквенных. — Ваше Величество, можете ему полностью доверять.

Арбуз хранил величественное молчание.

— Он не против, — посмотрев на Ичиго, вынесла вердикт Иноуе.

— Я счастлив, — скептически отозвался Ичиго. — Ну, арбуз, так арбуз. Куда хоть несем-то?

— Се-крет! — с хитрой улыбкой отозвалась Иноуе, обернувшись. — Тут недалеко.

Оказалось действительно недалеко: несколько кварталов, пара поворотов, и они остановились перед трехэтажным обшарпанным зданием с небольшой заасфальтированной площадкой перед фронтоном.

— У тебя здесь кто-то из друзей живет? — озираясь вокруг, спросил Ичиго.

— Можно сказать и так, — таинственно ответила Иноуе, улыбнувшись. Ичиго почудилась в ее словах нотка грусти, но он не придал этому значения. — А ты раньше не бывал в этой части города?

— Да как-то не довелось, — пожал плечами Ичиго. — Дальше куда, какой этаж?

— А мы на месте. Подожди пока, скоро все узнаешь! — сверкнула лукавыми глазами Иноуе.

Ичиго потоптался немного и уселся на одинокой лавочке с облупившейся краской, аккуратно пристроив тяжеленный арбуз рядом с собой.

— Чего уставился? — тихонько, чтобы не услышала суетившаяся неподалеку Иноуе, буркнул он выглядывавшему из упаковки полосатому боку, и попытался натянуть на него край пакета.

В воскресенье, в семь утра, тащиться непонятно куда с кучей добытых непонятно где свежих качественных фруктов — в этом вся Иноуе. Ожидаемо, но все равно каждый раз удивительно.

В следующие несколько минут она, под озадаченным взглядом карих глаз, сосредоточенно чертила на асфальте предусмотрительно захваченными с собой мелками огромный радужный смайлик.
Завершив свои художества, отошла на несколько шагов, оценивая результат издалека. Подумав немного, решительно залезла с ногами на скамейку, где сидел Ичиго, и окинула открывшуюся картину взглядом сверху. Удовлетворившись увиденным, довольно кивнула и, придержав юбку, ловко спрыгнула вниз, весело проскакав до оставленных пакетов на одной ноге.

— Помочь? — подал голос съедаемый любопытством Ичиго.

— Пока нет — чуть позже! — обернувшись на мгновение, ответила Иноуе, старательно выкладывая фрукты по контуру смайлика.

Время от времени она замирала в задумчивости и меняла их местами, следуя только ей понятной логике. Наконец, пакеты опустели и странная композиция была закончена, если не считать...

— А теперь выход Его Величества! — торжественно объявила Иноуе, выпрямившись в полный рост и уперев руки в бока.

— И куда его? — вытащив арбуз на свет божий, спросил Ичиго, вставая со скамейки. Только сейчас до него дошло, что он почти не двигался, пока наблюдал за Иноуе — по онемевшим ногам забегали табуны мурашек, заставив недовольно поморщиться.

— Его Величество будет носом! — с убийственной серьезностью сообщила Иноуе.

Глядя на нее, Ичиго не смог удержаться от улыбки.

Пристроив пузатого "монарха" в указанное место, они вместе отошли под окна дома. Иноуе слегка подпрыгивала от радости и нетерпения.

— Так все-таки — что мы делаем? — предпринял еще одну попытку Ичиго.

— У ребят подъем в восемь, кто-то из них должен скоро выглянуть в окно, надо будет их позвать, — все же ответила Иноуе.

— Ребят?.. — не понял Ичиго.

— Это детский дом.

Теперь Ичиго отчетливо разглядел легкую печаль в ее улыбке. Обернувшись, он взглянул на старое здание совершенно по-другому. Все встало на свои места.

— И часто ты сюда приходишь?

— Иногда, — смущенно пожала плечами Иноуе. — Сейчас, с учебой и подработкой, времени не так много, но я стараюсь их навещать, играть с ними, помогать им с учебой.

— Понятно.

Иноуе чувствовала тепло его взгляда и опасалась, что, стоит ей встретиться с Ичиго глазами, как с головы до ног ее окутает шоколадом с привкусом корицы.

Секунду спустя откуда-то сверху раздался удивленный возглас, потянувший за собой волну искрящегося искреннего детского счастья.

Немного погодя, перезнакомившись со всеми, помыв лакомства и получив заслуженный ломтик действительно по-королевски вкусного арбуза, Ичиго отошел в сторонку, прислонившись к стене. Глядя, как ловко Иноуе общается со всеми сразу и с каждым по отдельности, не обделив своей лучезарной улыбкой ни одного малыша, он украдкой сфотографировал ее на телефон.

В лучах утреннего солнца она была особенно красива.

Название: Саранка
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 513 слов
Пейринг/Персонажи: Куросаки Ичиго, Иноуе Орихиме
Категория: прегет
Жанр: общий
Рейтинг: G
Краткое содержание: дарите девушкам цветы


Она была такая… неожиданная здесь, в этом царственном окружении. Ярко-оранжевая, пестрая от черных крапинок саранка на тоненьком от недостатка весеннего света стебельке с острыми задорными листиками. Единственная среди роскошных благородного темно-красного цвета роз, вычурных гиацинтов, нежных прозрачно-белых лилий, замерших в своем великолепии, и надменных хризантем. Будто случайно забредшая на дипломатический прием первоклашка.

Ичиго стоял под дождем, глядя на освещенную витрину, и растерянно улыбался необычному цветку. Ему вдруг показалось, что саранке не очень-то уютно в столь «взрослом» окружении. Он зашарил по карманам — ага, есть какие-то деньги. Значит… Ичиго решительно шагнул в ярко освещенную дверь цветочного магазина.

Прижимая к груди маленький горшок с раскачивающейся на тонком стебельке саранкой, Ичиго вышел под дождь. Теперь уже этот дождь не казался временному шинигами таким промозгло-тоскливым, как несколько минут назад. Цветок будто светился внутренним теплым светом — и стылая мгла отступала. Ичиго постоял немного, баюкая горшок в празднично шуршащей подарочной упаковке в руках, потом решительно направился к дому Иноуе. Ему показалось, что саранка на нее чем-то похожа — возможно, своей неброской скромной красотой, возможно, теплом. В любом случае, он ведь никогда не дарил ей подарков! А этот яркий цветок — в самый раз, особенно в такую недружелюбную погоду.

Локтем прикрывая саранку от порывов промозглого северо-восточного ветра, Ичиго шел по улице, безуспешно пытаясь обходить широкие лужи. Нечастые прохожие оглядывались на мальчишку с необычным цветком, улыбались чему-то. Ичиго не замечал этих улыбок — он представлял себе, как удивится и обрадуется неожиданному подарку Иноуе, и на душе было тепло и солнечно. Будто пришла настоящая весна, и вместо слякоти вдоль тротуаров пробиваются первые травинки.

В лицо ударил резкий порыв ветра с ледяными каплями, Ичиго зажмурился — всего на миг, честное слово! Этого мига хватило, чтобы поскользнуться на краю тротуара. Горшок разлетелся вдребезги, стебель надломился, хрупкие лепестки лодочками поплыли по темной стылой воде… И, главное, почти в двух шагах от дома Иноуе! Ичиго сидел на краю тротуара, потирая ушибленную коленку, с грустью и досадой глядя на осколки горшка и обломки стебля, перемешанные с землей. Иноуе расстроится, если увидит такое... Нужно встать и собрать это все поскорее.

Ичиго стоял, держа в руках сломанный стебелек — все, что осталось от такого весеннего цветка – и не знал, что теперь делать и куда идти. Дождь и ветер холодом хлестали в спину. Обида и злость на собственную неловкость комом застыли в горле.

— Сантэн Кэссюн! — раздался совсем рядом знакомый звонкий голос. Желтоватый свет заслонил на мгновение и серую улицу, и осколки горшка, и сломанный стебель в озябших руках. А когда свет растаял, в руках Ичиго снова был горшок с цветком, яркой птичкой покачивающимся на тоненьком стебельке. Даже яркий бант на упаковке по-прежнему задорно топорщился. Из разрыва облаков вдруг вынырнул озорной солнечный луч. Блики заиграли на мокром асфальте, на крышах машин, на заколках Иноуе.

И — ее улыбка. Едва ли не более теплая, чем весеннее солнце.

— Вот, Куросаки-кун, теперь все в порядке, правда ведь? Ты можешь отнести ее той, кому хотел подарить! — в широко распахнутых глазах — радость, оттого, что она смогла ему помочь. Ичиго покраснел до корней волос, и, сбиваясь на каждом слове, произнес:

— Спасибо, Иноуе. — он протянул ей саранку. — Я уже принес.

Ветер разгонял последние клочья облаков в синем весеннем небе.

Название: Не похожи
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: 932, драббл
Пейринг/Персонажи: Исида Рюкен,односторонний Исида Урю/Иноуе Орихиме
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: по окончании войны с квинси отношения Урю с Рюкеном претерпели некоторые изменения.



Когда закончилась война с квинси, Рюкен отметил, что Урю стал вести себя менее отчужденно. Он по-прежнему держал дистанцию, общаясь сугубо по необходимости, грубил и обращался к отцу по имени, но что-то неуловимо изменилось. До Рюкена не сразу дошло, что именно. Ушла ненависть. Рюкен, уже больше по привычке, пытался убедить себя в том, что ему все равно, но вскоре бросил эти попытки. С удивлением пришлось признать, что безразличия не было. Только облегчение.

Как бы ужасно это ни звучало, Рюкен был паршивым отцом. И он об этом знал. Даже впервые взяв на руки крохотного младенца, он так и не испытал особого трепета, о котором столь часто говорят новоиспеченные папаши. Нельзя сказать, что его собственный ребенок никогда не вызывал у него улыбки или умиления, но отношение Рюкена к сыну больше напоминало чувство долга, чем любовь. То же касалось и Катагири. Иногда Рюкену казалось, что способность к сильным чувствам покинула его вместе с Масаки.

Урю совсем был на него не похож. Наглый, неоправданно высокомерный, наивно-идеалистичный. С трудом осваивавший то, что в свое время ему самому давалось с легкостью. И откуда только в сыне скромной и почтительной Катагири взялось столько гонора — уму непостижимо. А ведь до Аусвелена он был ее крошечной копией: тот же преданный взгляд огромных глаз, та же сдержанная увлеченность и покладистость, под которой внезапно проступало несгибаемое упрямство, когда этого совсем не ждешь.

Еще более непостижимо, что, вопреки прежним категоричным заявлениям, Урю добровольно и с полной самоотдачей погрузился в медицину. И даже согласился проходить практику под началом Рюкена, несмотря на их по-прежнему натянутые отношения.

Понеслась вереница будней в интернатуре. Случайные столкновения в коридорах поначалу вызывали молчаливую неловкость, но она постепенно сходила на нет. В стенах больницы Урю вынужденно соблюдал субординацию, и откровенная грубость в его речи сменилась на сдержанную холодность.

— Доброе утро, Исида-сан.

— Доброе утро.

Стоило признать, что новое обращение звучало еще более странно.

Рюкен, незаметно для себя и еще менее заметно для окружающих, смягчился. Из окна кабинета он иногда видел, как Урю обедает во дворе в перерывах между дежурствами. Нет, он вовсе не следил за сыном, просто любовался открывающейся с третьего этажа панорамой. Каждый день в час пятнадцать. По пятницам на десять минут позже.

Изредка Урю навещала бывшая одноклассница — кажется, ее фамилия Иноуе, а вот имя... что-то из фольклора. Рюкен общался с ней всего однажды, несколько лет назад, когда Урю поступил с серьезным ранением, нанесенным мечом. Это была сложная ночь. Оперируя сына, он никак не мог отделаться от воспоминаний о Катагири, будто вернулся в прошлое. И после, когда он провожал Иноуе до дома, Рюкена не покидала мысль, что рядом бредет призрак Масаки — еще одним приветом из прошлого. Иноуе была мягче, спокойней, и не звала его "Рю-чан", — и все равно складывалось ощущение, что она сейчас соберет духовный лук и помчится на выручку неизвестному шинигами.

С тех пор они больше ни разу не разговаривали.

Общение с Урю, несмотря на наметившийся прогресс, тоже не клеилось — обмен формальными приветствиями по утрам и иногда сухие, лаконичные ответы на деловые вопросы в течение дня.

Недоумевающие от такой холодности подчиненные шептались по углам. Рюкен традиционно не обращал внимания. Хотя стоило признать, увивающихся вокруг Урю расчетливых молодых медсестер игнорировать было сложно.

Так проходили дни, недели, месяцы. Все размеренно, точно, как часы - даже эпидемии гриппа, участившиеся автомобильные аварии и бытовые травмы шли точно по графику. Как и плановая череда медицинских конференций и симпозиумов, на одном из которых Рюкен неожиданно столкнулся с Куросаки Иссином. Глядя на сияющего, как свежевымытая утка, Иссина, активно пробирающегося через толпу, Рюкен поймал себя на малодушной мысли уйти от беседы, поморщился — и со вздохом остался, покорившись судьбе.

— Рюкен, старый ты ворчун! — Иссин радостно хлопнул его по плечу, проигнорировав отсутствие ответного энтузиазма. — Сто лет не виделись!

— За каким лешим тебя сюда принесло? — поправив очки, поморщился Рюкен.

— Обижаешь! — неубедительно возмутился Иссин. — Как практикующий врач, я обязан посещать минимум два подобных мероприятия в год, — пояснил он и запихнул в рот кекс, утащенный со столика с угощениями.

— Надеюсь, сегодня ты выполнил программу минимум, — сухо отозвался Рюкен.

— Дружелюбен, как всегда, — Иссин улыбнулся, стряхивая крошки с воротника очередной безвкусной рубашки. — Я чего подошел-то. Сын у меня женится, представляешь? — продемонстрировал он все тридцать два зуба. — Помнишь светленькую красавицу, что вместе с Ичиго и твоим Урю училась? Да помнишь — вы вроде виделись! Малышка Иноуе Орихиме.

— Припоминаю, — снова поправил очки Рюкен. Орихиме, вот как ее звали.

— Ну так она вокруг моего охламона не один год вилась, и вот он созрел — и века не прошло! — громко рассмеялся Иссин, не обращая внимания на оглядывающихся участников конференции.

— Мои поздравления, — спокойно, но вполне искренне кивнул Рюкен, ожидая продолжения.

— Свадьба в сентябре — ты заходи по старой дружбе, если выберешься, — подмигнул Иссин. — Адрес у сына спроси — у него в приглашении написано. Ну, бывай! — небрежно махнул он рукой и поспешил вернутся к столику, с которого стремительно исчезала закуска.

— Иноуе Орихиме... — задумчиво пробормотал под нос Рюкен. Теперь он точно запомнил имя.

Сезонные мероприятия закончились, и все вновь вернулось на круги своя. Работа — дом, работа — дом.

При встречах в коридорах Урю казался более мрачным, чем обычно. Пару раз от пациентов даже поступали жалобы на его рассеянность. Пока устные. Устным же выговором дело и ограничилось.
Потом Урю перестал выходить на перерыв. Все чаще, глядя в окно, Рюкен видел лишь пустую лавочку — в любой день, кроме среды. По средам приходила Иноуе Орихиме. Она неизменно приносила целую корзину выпечки, видимо, полагая, что персонал в этой клинике кормить не принято. Урю неизменно встречал ее появление с легким удивлением, будто ждал, что в этот раз она забыла. Или не смогла. Или не захотела. Но она приходила, и Урю, сдержанно и немного сконфуженно, принимал угощение.

Наблюдая, каким взглядом Урю провожает чужую невесту, Рюкен впервые подумал о том, что у них с сыном все же есть что-то общее.

Безнадежная влюбленность в женщин, предпочитающих семейство Куросаки.



Название: Угораздило
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: 659 слов, драббл
Пейринг/Персонажи: Арисава Тацки, Асано Кейго
Категория: гет
Жанр: романтика, юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: стадия первая - отрицание.

В большинстве случаев Тацки хотелось Кейго прибить. Буквально с самого первого дня в старшей школе. Собственно, она никогда не отказывала себе в удовольствии отвесить ему пару тумаков, если он забывался и слишком действовал на нервы. Но после того, как он, подобравший трясущимися руками чужую катану, готов был пожертвовать собственной жизнью, чтобы хоть чуть-чуть задержать взбесившегося капитана Айзена и дать ей время уйти...

С тех пор иногда Тацки просто хотелось Кейго.

Хотелось зарыться руками в его густые волнистые волосы, переплести пальцы, обнять за талию, уткнуться в рубашку и глубоко вдохнуть его запах, узнать вкус его кожи…

Потом он выкидывал очередную глупость, и минутного порыва как ни бывало — оставалось лишь смутное ощущение, что тот, другой Кейго ей просто приснился в странном жутковатом сне. И стыд. Нет, стыдно было не от того, что ей нравился парень — это ее нисколько не удивляло и даже не особо смущало. Будь это кто-то другой, она бы первой зажала его в тесном коридоре, набросившись с поцелуем. Но глядя, как Асано кривляется перед Ичиго и Мидзуиро, засунув палочки в нос и вопя дурным голосом какую-то чушь, Тацки решительно отказывалась признавать, что этот человек пробуждает в ней романтические чувства. Не в этой жизни. Лучше застрелиться.

А потом, забыв после уроков на парте тетрадь по алгебре, она случайно застала его в одиночестве, задумчиво листающего учебник. И в этом сосредоточенном серьезном взгляде снова отчетливо проступила тень того Кейго, при воспоминании о котором у нее учащалось сердцебиение и позорно подгибались колени.

Не очень-то ей и нужна была эта тетрадь.

«Как. Меня. Угораздило», — чеканила удары в додзе она.

Ученики косились на нее с опаской, тренер в шутку попросил не пугать "его мальчиков". Тацки приняла это как вызов и с широкой усмешкой устроила тренировку в ужесточенном режиме.

А перед сном опять лицо Кейго…

Новый день в школе — и все по кругу. Какое-то время она рассматривала Кейго открыто, не скрываясь, чем нервировала его все больше и больше, и больше…

— Арисава, если я тебе денег должен — так и скажи, только хватит во мне дырки прожигать! — воскликнул он, обернувшись и поймав на себе задумчивый взгляд исподлобья. — Мидзуиро, ты видишь? Видишь? По-моему, она хочет меня убить! — принялся он тормошить Кодзиму за рукав.

— Арисава-сан хороший человек, — отозвался тот, не отрываясь от телефона. — Смерть будет быстрой и безболезненной. Может быть, — добавил он, все же взглянув на развалившуюся за партой Тацки.

— Э? — нахмурилась она, выныривая из безрадужных размышлений.

— А-а-а, на, забирай! — кинул в нее кошельком Кейго. — Ичиго-о! Не дай ей подкараулить меня в темном переулке!

— Сам накосячил — сам расхлебывай, — не оборачиваясь, махнул рукой Куросаки, раскачиваясь на стуле и пытаясь вчитаться в параграф. Он не так давно вернулся с больничного и все еще наверстывал пропущенный материал, догоняя программу.

— Да больно ты мне нужен, дурень! — буркнула Тацки, метким броском отправив кошелек обратно — прямо в лоб пошатнувшегося Кейго.

К сожалению, как оказалось — нужен. А потому в последующие дни пришлось сменить тактику и перейти к разглядыванию исподтишка.

Чем больше Тацки наблюдала за Кейго, тем чаще ей удавалось увидеть его настоящего. Да, она сама не заметила, как стала себя успокаивать мыслью о том, что все это дурачество — напускное, а редкие вспышки сознания - и есть реальная личность Асано Кейго.

Кейго сосредоточенный.

Кейго грустный.

Кейго с легкой искренней улыбкой на лице, при воспоминании о которой щеки заливала краска, будто Тацки что-то неприличное подсмотрела.

Кейго недовольный.

Кейго… красивый.

Может, все не так уж плохо?

— Главное в девушке — это грудь! — прогремел на весь класс голос Асано.

«Ками-сама…» — со стоном согнулась Тацки, не вслушиваясь в дальнейшие слова объекта своих воздыханий. Для верности зажала ладонями уши.

— Тацки-чан, все хорошо? — с искренним беспокойством спросила Орихиме, погладив ее по плечу.

— Голова… — невнятно пробормотала Тацки, уткнувшись лбом в парту. С головой у нее явно беда.

— Болит? — сочувственно уточнила Орихиме.

«Хуже».

— Типа того, — мрачно отозвалась Тацки, отлипнув от столешницы и наблюдая, как Кейго снова докапывается до Ичиго, коверкая ударение в его имени. Наконец, он довыеживался и теперь верещал что-то невразумительное, трепыхаясь в удушающем захвате.

«Придави посильнее, Ичиго…» — мысленно взмолилась Тацки.

— У меня где-то были таблетки — дать одну? — зарылась в портфель Орихиме.

— Дай две, — обреченно кивнула Тацки.


Название: Тихий вечер
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: 454 слова, драббл
Пейринг/Персонажи: Абарай Ренджи, Кучики Рукия, Кучики Бьякуя , Абарай Ичика
Категория: гет
Жанр: романтика, юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Ренджи с Рукией кое о чем забыли.



Журчание воды вторило размеренному шелесту листвы, создавая симфонию природы. Сюита — «Вечерняя гармония», вокал — соловьи, водившиеся в окрестностях в несметном количестве.

Рукия с блаженством потянулась, вдыхая запах луговых трав на берегу реки неподалеку от полигона. Вечер выдался на редкость спокойный и теплый - во всех смыслах. Судя по довольному сопению в затылок, приобнявший ее со спины Ренджи полностью разделял эти умиротворенные мысли.

Теплый ветер приятно оглаживал кожу, длинные красные пряди Ренджи щекотали щеку, несмотря на собранные в высокий хвост волосы, и Рукия вяло размышляла, попросить ли его перекинуть их на другое плечо или так сойдет. Ласковый поцелуй в шею окончательно перевесил чашу весов — безусловно, сойдет и так. Так — более, чем сойдет. Прикрыв глаза, Рукия откинулась в его объятиях и позволила себе окончательно раствориться в редкой минуте нежности.

Дела в отряде шли в гору, новая должность давалась довольно легко — оказалось, что большую часть работы она выполняла уже в бытность свою лейтенантом, будто капитан Укитаке тайком готовил ее в преемницы, ненавязчиво расширяя полномочия.

Легко-то легко, однако им с Ренджи давненько не удавалось вот так просто побыть вдвоем, забыв обо всех хлопотах, не отвлекаясь на…

— Ренджи! — подскочила Рукия, осененная внезапным осознанием. — Ренджи, а с кем Ичика?

***


Ичика угукнула, с недоумением и любопытством разглядывая единственного в поместье человека, которому уровень духовной силы позволял без дискомфорта находиться с ней в одной комнате. Поудобнее устроившись на неловких жилистых руках, она угукнула снова — на этот раз радостно. Бьякуя не разделял подобного восторга, глядя на племянницу с недоумением и растерянностью. Планы на первый за несколько лет выходной претерпели неожиданные изменения.

Ичика со звонким смехом схватилась за опрометчиво свесившийся длинный черный локон.

— Мы им это припомним, — высвободив волосы из цепких пальчиков, чинно кивнул Бьякуя, поправляя сбившееся одеялко.

Ичика притихла, глядя на дядю огромными, как у мамы, глазищами, задумчиво покусывая губы.

— Не волнуйся, когда они поймут, будет поздно, — подмигнул Бьякуя.

***


На свой первый день рождения малышка Ичика получила от самых разных дарителей целую гору неожиданно громких погремушек. Венчал композицию вязаный Амбассадор, значительно обгонявший именинницу ростом. Ичике едва хватало ручонок, чтобы обхватить нового друга.

Спустя несколько дней глубокой ночью, уложив малышку спать, Рукия вернулась в главную комнату и остановилась на пороге, любуясь мужем в теплом приглушенном свете лампы. Поддавшись минутному порыву, она предложила Ренджи размять уставшие после учений плечи. Массаж перешел в объятия, объятия - в поцелуи. Ренджи, чертыхнувшись, оттолкнул в сторону впившуюся в ладонь погремушку и повалил Рукию на пол, плюхнув спиной на новую мягкую игрушку.

Его печенюшейское Величество Амбассадор отозвался голосом главы благородного дома Кучики, размеренно зачитывающим устав Готей-13.

Любовная прелюдия сменилась отборными руконгайскими ругательствами.

Название: Цель
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 937 слов
Пейринг/Персонажи: односторонний Исэ Нанао/Кёраку Шунсуй, упоминается Кёраку Шунсуй/Укитаке Джууширо
Категория: гет, слэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Нанао просто любила своего капитана.


У капитана Кёраку теплые руки.

Нанао твердо знала это не потому, что капитан постоянно пытался облапать ее за задницу. Всё было гораздо проще: уже не единожды — она уже сбилась со счета, сколько раз — он утешал ее, обнимая и ласково поглаживая по голове.

На душе сразу становилось теплее, а слезы высыхали — и не только от того, что Нанао не могла себе позволить предстать перед капитаном в неподобающем виде.

Рядом с ним все проблемы казались решаемыми, все конфликты — ничтожными, а вся боль, какой бы невыносимой она ни была, — временной. Вот и весь секрет.

Капитан Кёраку столько раз утешал ее, а она его утешить не могла.

Не то чтобы он искал ее поддержки. Наоборот, привычно прикидывался шутом, сюсюкал, отлынивал от обязанностей и канючил лишнюю бутылочку сакэ, когда Нанао, безапелляционно запирала ее в сейфе и уносила ключ с собой. Регулярно наведывался в Академию и направо и налево развешивал курсанткам пошлейшие комплименты, от которых те краснели, будто вареные раки. Самозабвенно возился с руконгайской ребятней, валяясь в пыли и бегая с ней наперегонки, подглядывал за заседаниями ЖАШ, а потом на голубом глазу утверждал, что Нанао просто померещилось от усталости и расслабляющий массаж — это то, что ей нужно. Всеми силами он вел себя неподобающе капитанскому званию и уж тем более званию главнокомандующего. Громче всех смеялся на вечеринках, громче всех храпел после бурной ночи, громче всех отдавал приказы рядовым на учениях.

Так громко, что у Нанао закладывало уши.

Однажды во время построения Нанао случайно поймала взгляд капитана, и он ей подмигнул.

«Не выдавай меня».

Мог бы и не беспокоиться, Нанао никогда бы его не выдала, но, кажется, именно в тот момент у нее наконец появилась давно потерянная цель жизни.

Ночью Нанао снилось, как огромная кровоточащая рана в сердце капитана Кёраку, стремительно растягивась, становится дырой и превращает его в Пустого в дурацкой маске, похожей на амигасу. А наутро Нанао совершила набег на библиотеку, посетила грунт, где записалась на кулинарные курсы, и настоятельно пригласила Мацумото прийти к ней вечером, чтобы устроить девичник. И не забыть захватить с собой парочку женских журналов. Сколько сможет унести.

— Исэ, ты не заболела? — подозрительно спросила ее Мацумото, даже отвлекаясь по такому случаю от покраски ногтей. — Стесняюсь спросить, кто этот счастливец, для которого ты так стараешься?

— Я для себя, — отрезала Нанао.

— Понимаю. Любая уважающая себя женщина старается в первую очередь для себя. Надеюсь, твой Для Себя будет счастлив. — Мацумото хихикнула в кулак.

Нанао не стала спорить и поспешно ретировалась, пока Мацумото не передумала или, того хуже, не стала задавать неудобные вопросы. Нанао совсем не хотелось говорить о том, что творилось у нее в душе — отчасти потому, что она не была уверена в своей способности выразить это словами. Невозможно возвести на руинах новую крепость, когда ты сам разрушен под основание. Чтобы кому-то помочь жить счастливо, нужно самому полюбить эту жизнь, и Мацумото наверняка понимала это лучше, чем кто бы то ни было.

Для начала Нанао нужно было просто начать жить.

— Да, дела. Тут поможет разве что парик, — печально поцокала языком Мацумото, придирчиво разглядывая тусклые волосы Нанао. — Или прическа, как у Мадараме.

Нанао было вскинулась, но Мацумото подняла ладони в примирительном жесте:

— Ну-ну, не переживай! Что-нибудь придумаем. Сделаем из тебя красавицу. Как ты относишься к контактным линзам, плойке и восковой эпиляции?

Ко всему перечисленному Нанао относилась мягко говоря настороженно, но Мацумото было не остановить.

— А что это за цыпочка у нас появилась? Из какого ты отряда, крошка? Только скажи, и ночью я навещу тебя в казарме! — через неделю проорал Нанао в спину кто-то из Одиннадцатого отряда. Мацумото учила не пытаться сразу убить наглеца за подобное обращение, поэтому Нанао медленно обернулась, натужно изобразив на лице подобие улыбки. Узнав ее, рядовой икнул и предпочел испариться.

Действительно, красота — страшная сила.

— Моя милая Нанао-чан, ты просто расцвела, — пропел капитан Кёраку вместо ответа на вопрос, где квартальные отчеты и почему он до сих пор их не подписал. — С каждым днем все хорошеешь. Прямо сердце радуется! Наградишь своего дорогого капитана сладким поцелуем?

Вместо поцелуев капитану на стол прилетела толстенная папка с личными делами заступающих на службу выпускников Академии.

— Вот так всегда, — пожаловался капитан и, трагично вздохнув, все-таки принялся за работу.

Даже из соседнего кабинета, отведенного под импровизированную кухню, Нанао слышала, как он пыхтит и бормочет что-то себе под нос, и сердце ее наконец-то билось умиротворенно и ровно. Еще одна щепотка ароматных трав, залить горячей водой, подождать пять минут — и капитан получит чудесный успокаивающий чай с круассанами по новому рецепту, выученному на курсах. После обеда капитан Кёраку сможет отдохнуть за любимой книгой капитана Укитаке, успевшей поистрепаться, но возвращенной Нанао к жизни накануне вечером по всем правилам реставрации. Вечером капитан ляжет спать на новую ортопедическую подушку, привезенную Шухеем с грунта за поцелуй в щеку, и проснется свежим и наконец-то отдохнувшим.

А Нанао позволит Мацумото сделать себе новую прическу, чтобы капитан решил, что у нее появился ухажер, и порадовался за нее. Нет, не ревновал — думать о подобном было бы просто кощунством.

Нанао любила своего капитана. Наверное, именно про такое обычно говорят «больше жизни», но жизнь для Нанао как для верного своему долгу офицера никогда не играла столь важной роли. Она просто хотела, чтобы капитан был счастлив. Никогда она не ждала, что он обратит на нее внимание как на женщину, и, наверное, лучше всех понимала, что ей никогда не сравниться с капитаном Укитаке и не вытеснить память о нем. Напротив, Нанао собиралась беречь ее и уважать. А еще — просто быть рядом со своим капитаном и стараться сделать его жизнь как можно более счастливой и спокойной, пусть даже придется согревать его озябшие на полигоне руки своими ладонями. И тогда у Нанао наверняка получится достигнуть своей цели: пусть маленькими шажочками, пусть миллиметр за миллиметром, но стянуть края ужасной раны в груди капитана Кёраку, а потом и сгладить оставшийся на его сердце рубец.

Нанао просто любила своего капитана.

Название: Мелочи
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 558 слов
Пейринг/Персонажи: Исида Урю/ Иноуе Орихиме
Категория: гет
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Исида не замечает изменений в Орихиме.
Примечания: ER



— Тебе нравится? — спросила Орихиме.

Исида оторвался от ужина и, рассеянно оглядев ее с ног до головы, с готовностью кивнул.

— Не заметно, да? — поняла Орихиме и, присаживаясь рядом, мягко пояснила:

— Тацки подарила мне блеск для губ. Пахнет очень вкусно, арбузом. Но мне казалось, он слишком яркий.

— И вовсе не яркий! — горячо запротестовал Исида. — Мне кажется, очень красиво.

— Спасибо, — Орихиме просияла и, видя, как он ерзает по стулу, добавила:

— Не переживай, всё хорошо. Мужчины и не должны разбираться во всех этих женских штучках, ведь правда? — она беззаботно рассмеялась, но Исида прекрасно понимал: она расстроена.

Сегодня он не разглядел ее новый блеск для губ, позавчера, когда их пригласили на день рождения коллеги Исиды, не понял, что она сделала вечерний макияж, на прошлой неделе не оценил новую прическу, а месяц назад не сразу понял, что Орихиме купила новое платье.

Прекрасное, к слову, платье. Хотя на Орихиме все сидело прекрасно.

Исида знал ее гардероб наизусть, но ни разу не мог вспомнить, во что именно она была одета — просто потому, что она затмевала собой любые наряды. Даже те, что шил сам Исида.

Орихиме не обижалась, наоборот, видя, что Исиде неловко за собственную невнимательность, старалась его утешить и никогда не укоряла его ни словом. Исида и сам не понимал, чем смог заслужить ее любовь и почему Орихиме вновь и вновь прощает его оплошности. Что, если она думает, будто безразлична Исиде, раз он даже на нее не смотрит?..

На самом деле Исида смотрел.

Смотрел и не мог оторвать глаз. Легкая, будто облако, нежная, как цветочный бутон, светлая, словно солнечные лучи, Орихиме озаряла его жизнь и делала каждый вздох Исиды глубоким и спокойным. Люди смотрят на огонь, на снег, на работу других людей, а он смотрел на Орихиме и готов был делать это вечно.

Вечерний макияж был и правда очень красивым — это Исида понял уже позже, просматривая фото, но в тот день он не заметил его просто потому, что и без смоки-айс (или как правильно это называется) глаза Орихиме сияли ярче снега на солнце. Ресницы ее и без туши были самыми густыми, темными и длинными, кожа и без тональной основы самой совершенной и нежной, а губы и без блеска или помады с запахом арбуза — самими яркими, мягкими и сладкими. Идеальными.

Каждый раз, когда Орихиме целовала его этими губами, сердце Исиды замирало, как впервые.

Разве можно было думать о чем-то другом?

И как найти правильные слова, чтобы попытаться объяснить Орихиме, в чем дело?

— Осторожно! — испуганно воскликнула Орихиме, но поздно: молоко, которое Исида наливал в стакан, не стало дожидаться, пока он вынырнет из своих мыслей, и уже бодро перелилось через край, расплываясь некрасивым пятном не только по столу, но и по рубашке Исиды.

— Чтоб тебя!..

— Я помогу, не переживай! Всякое бывает. — Орихиме, ободряюще улыбнувшись, бросилась промокать испорченную рубашку салфеткой и тут же удивленно отпрянула:

— У тебя новая рубашка?

Исида неуверенно кивнул. Удивительно, но он и сам забыл. В присутствии Орихиме он забывал абсолютно обо всём.

— А я и не заметила, — пробормотала Орихиме и, опустившись на стул, расхохоталась:

— Теперь мы квиты!

Она смеялась так заразительно, что Исида тоже не удержадся.

— Прости меня, — виновато сказал он, отсмеявшись.

— Ничего. Я тоже очень тебя люблю. — Орихиме потянулась к нему и прижалась губами к его щеке. — Это ведь просто мелочи, правда?

— Да, — кивнул Исида и притянул ее к себе.

Кажется, он потянул слишком неожиданно, и Орихиме, ойкнув, и сама испачкалась в разлитом молоке, но это было уже неважно.

Всё — ерунда. Главное, что они вместе.





URL записи

@темы: Bleach

URL
   

Сонное царство фикрайтера

главная