19:08 

Антея эль
nkarpuhin1@yandex.ru
20.07.2017 в 23:46
Пишет fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017:

fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017. Драбблы G-PG-13. Слэш + список


Собачье сердце, человечье сердце
Атлантида
Собачье сердце, человечье сердце
Опять
Детские мечты
Одуванчики
Вечность, чтобы забыть
Персонажи Bleach, вы только что узнали, что Базз-Би и Абарай Ренджи встречаются! Ваша реакция?
Если настаиваешь
Вничью
Ассимиляция
Паразиты
Не отдам
Если бы квинси писали для «Квинси Вестника»
Я, конечно, не принц...
После битвы
Как завербовать Куросаки в квинси?
Какие персонажи Блича выживут в фильме ужасов?
Эй, персонажи Блича, как лучше всего подготовиться к экзамену?
Самые важные
Чертовы Куросаки
Старые-новые
Мир изменится
Доброе утро
Саранка
Не похожи
Угораздило
Тихий вечер
Мелочи


Название: Собачье сердце, человечье сердце
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 994 слова
Пейринг/Персонажи: Иба Тецудзаемон, Комамура Саджин, дедушка Комамуры, намек на Иба Тецудзаемон/Комамура Саджин
Категория: джен, намек на слэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: после победы над Ванденрейхом Комамура не сразу вернулся в Готей
Примечание/Предупреждения: missing scene, таймлайн — между концом манги и новеллой «We Do Knot Always Love You», спойлеры к новелле «We Do Knot Always Love You»
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Собачье сердце, человечье сердце"

Из пещеры несло затхлостью и прелой землей.

Иба потоптался на месте, стряхнул пару букашек с уложенного стопкой капитанского хаори, проверил карманы, рукава — и еще раз прошелся туда-сюда от кустов до тропинки. Живым тут делать нечего, неживым и немножко мертвым — тем более, а шинигами и вовсе запрещено.

Но Иба однажды уже нарушил запрет и собирался сделать это еще раз.

В пещере заворочалось эхо, — глухие, вибрирующие раскаты, нарастающий гул, — и в лицо Ибе мощно дохнуло вонью. Хватит, мол, тут торчать. Потом еще раз, слабее. Раз пришел, мол, — заходи.

Иба вздохнул, снял очки и зашагал в темноту.

Пробираться в нутро горы второй раз оказалось не так уж и страшно. Иба помнил дорогу, свисающие с потолка белесые нити были обычной линялой шерстью, а не предвестником гигантских, твою ж великую праматерь, пауков. Да и ноша на этот раз — не в пример легче.

Ближе концу коридора потолок нисходил так, что почти ложился на плечи. Капитан Комамура, когда здесь проходил, наверняка опускался на четвереньки.

В прошлый раз он сразу проскочил узкое место: на всех четырех, радостно гавкая и без задней мысли.

Перед большим разломом между камнями Иба постоял еще — согнувшись в три погибели и обливаясь потом в душной темноте.

— Проходи, Тецудзаемон, — прогудела гора. — Ты здесь — желанный гость.

Иба-то ждал, что первым его почует капитан Комамура. Позовет. Поприветствует. Может, даже встречать выйдет.

Но ничего, так тоже сойдет.

Иба протиснулся между камней и, задев плечом камень, торчащий у разлома, вывалился в пещеру. Пока глаза привыкали к скудному свету факелов, Иба снова отряхнул хаори и проверил карманы. Сахарные косточки капитану Комамуре — обчесать зубы. Любимые шкурочески капитана Комамуры — вдруг шерсть в колтуны собьется, или блохи поедом заедят. Пара глиняных бутылочек охлажденного чая — Иба, конечно, не покойный Сасакибе-сан, чтобы заваривать лучший в Обществе Душ «Даржилинг», но постарался.

Раньше капитан Комамура морщился, — мокрый нос смешно подергивался, губы клыках заворачивались вовнутрь, — но всегда пил.

А теперь — ни звонкого гавканья, ни знакомого лая. Только влажные звуки вылизываемой шерсти.

Из глубокой темноты под сводами пещеры на Ибу смотрел Пёсий Бог.

— Я проведать пришел, — произнес он. Пёсий Бог дернул рваным, скушенным под корень ухом и приблизил морду. — Принес капитану кое-что из его вещей, чтобы, — он замялся, — чтобы капитан себя чувствовал, как дома. Пока выздоравливает.

— Саджин уже дома, — заворочались камни вокруг него. Пёсий Бог дернул носом — совсем как капитан Комамура, — и наклонился еще ниже. — И я вечно благодарен за то, что ты вернул его, Тецудзаемон. Можешь оставить свои дары мне и идти.

— Но у меня его хаори. — Иба нахмурился, шагнул вперед и протянул стопку к самому носу Песьего Бога. — И ребята в отряде волнуются, ждут вестей. Мы все ждем. Как здоровье капитана? Когда он вернется?

Огромный нос ткнулся ему в лоб прохладным и влажным кончиком — и тут же отпрянул. Пёсий Бог отстранился, ныряя обратно в темноту.

— Саджин не вернется. Хаори и звание можешь забрать себе. Они будут моим ответным подарком.

— Сдались они мне! — отмахнулся Иба и сразу мысленно себя одернул. Камни вокруг него глухо заворочались. — Прости, Пёсий Бог, это щедрый подарок. Но не по моему плечу.

Лучше бы хаори осталось у капитана. Или хотя бы Иба заслужил его сам, а не вот так, подачкой, когда от него просто хотят отделаться.

— Где капитан? — Огромный нос снова дернулся, с шумом втягивая воздух. — Мне нельзя его больше видеть? Он сам не хочет?

Пёсий Бог помедлил, а потом отодвинул переднюю лапу.

Капитан Комамура лежал на боку, изредка подергивая хвостом. Исхудавший, неподвижный. Шерсть на спине и морде будто пооблезла.

Иба бросился к нему. Опустился рядом, переложил морду себе на колени. Погладил проступившие ребра, зарыл трясущиеся пальцы в шерсть на шее и пощупал пульс. Капитан Комамура вздрогнул всем телом, негромко тявкнул и затих. Даже глаз не раскрыл.

Не узнал.

— Что с ним случилось? — спросил Иба и сам не узнал свой голос. — Мы же подлечили его в казармах, в отряде, даже Четвертый позвали! — Он вскинул глаза: — Как же так?

— Саджин больше не человек в теле волка, — зашуршала песчаная насыпь. — И не волк с человечьим сердцем. Совсем скоро он перестанет быть даже просто Саджином. — Пёсий Бог лизнул шерсть на боку капитана Комамуры поверх рук Ибы. — Таково наше проклятье.

Иба опустил голову, продолжая укачивать на коленях морду капитана Комамуры. Тот тихонько заскулил и шевельнул лапами.

— Ему больно? — Иба успокаивающе почесал капитана Комамуру за ухом. — Чем ему помочь?

— Саджину снятся луга нашей родины. — С потолка посыпалось крошево. — Совсем скоро он забудет все, кроме зова погони.

— Но за казармами отряда тоже есть луга. И перелесок, — сипло произнес Иба. — Не нужно ему уходить и забывать нас.

Пёсий Бог снова провел языком по его рукам — колючим, дерущим кожу до красноты. У капитана Комамуры язык был шершавый, но мягкий. Приятно щекотал, когда капитан Комамура, развалившись на веранде, облизывал Ибе руки. Или когда после тренировок старательно вылизывал ему мокрый от пота затылок.

Пёсий Бог наклонился еще ниже, а потом раскрыл пасть и заговорил с Ибой сам — вкрадчивым человечьим голосом:

— Ты можешь стать волком вместо Саджина.

— Как? — только и спросил Иба.

Пёсий Бог широко оскалился, вываливая серый язык:

— Отдай нашему клану свое сердце. Отдай свою храбрость и верность. Раздели их с Саджином, и он останется.

— Что мне сделать? — Иба переложил морду капитана Комамуры на землю и поднялся.

— Солнце сделает полный оборот, прежде чем Саджин вернется. И ты не сможешь с ним говорить. Но Саджин всегда поймет тебя. Он вспомнит нас.

Пёсий Бог отодвинул вторую лапу, и там, на принесенном Ибой хаори, свернулись клубочком два крохотных тельца. Волчьи кутята.

— Твоя верность, — Пёсий Бог ненадолго накрыл их собой, будто прощаясь. Его глаза огромные, темные, поблескивали в свете факелов, как драгоценные камни. — Твоя храбрость. Ури и Сома. Они сами найдут тебя, когда придет время. Вырасти их для Саджина.

Иба кивнул и, сглотнув, развел полы форменной рубашки.

— Забирай.

Но Пёсий Бог только ткнулся носом Ибе в грудь и выдохнул:

— О, но ведь твое сердце уже принадлежит Саджину!

А потом рассмеялся, — мощно и гулко, сотрясая всю гору, — и вокруг Ибы сомкнулась тьма.

* * *

…Иба и сам не помнил, как снова очутился на тропе у входа в пещеру. Просто стоял: в очках, с опустевшими карманами и рукавами. А на сложенном перед ним стопкой хаори, где раньше лежали кутята, блестели огромные — с волчью голову — огненные рубины.

Название: Атлантида
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 872 слова
Пейринг/Персонажи: Урахара Киске/Куросаки Ичиго
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Лето выдалось откровенно хреновым.
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Атлантида"

Лето выдалось откровенно хреновым. Дожди как из ведра лили что ни день, будто во время сражения над Каракурой кто-то случайно распорол небо, и теперь, накопив за несколько месяцев слезы, оно без остановки рыдало от боли и бессильной ярости.

Ичиго ощущал нечто подобное.

По огромной луже неторопливо плыл до боли знакомый шлепанец. Ичиго не знал, куда он направляется и где решит остановиться, зато прекрасно понимал, откуда он взялся. К лавке Урахары стекались все лужи, словно мечтали собраться в океан и потопить ее к чертям. Как Атлантиду.

Возможно, они уже на полпути к успеху, во всяком случае, первый трофей был добыт. Кто знает, вдруг, реши Ичиго посидеть на крыльце соседского магазинчика подольше, он мог бы дождаться, пока ручейки, бегущие по дороге, соберутся в настоящую реку и по ней наконец-то проплывет труп врага. Но ждать как-то не хотелось.

Да и врагом ему Урахара однозначно не был. Скорее, врагами были внутренние демоны Ичиго.

Встав с насиженного места, Ичиго побрел куда глаза глядят. Пожалуй, стоило поскорее вернуться домой, избавиться от промокшей одежды и залезть под горячий душ, чтобы не заболеть.

Открыли ему на удивление быстро.

— О, Куросаки-кун, какой приятный сюрприз! — кисло улыбнулся Урахара, стоя босиком по щиколотку в воде. Второй его шлепанец плавал неподалеку и уже откровенно стремился проскочить за порог. — Если ты пришел потренироваться, то вынужден тебя огорчить: сегодня не выйдет, нас, видишь ли, немного топит.

Где-то в глубине лавки с ведрами наперевес носились Джинта и Уруру, но воды от их суеты не убавлялось ни на миллиметр, только брызги летели во все стороны. Йоруичи, похоже, это изрядно раздражало, потому что с верхней полки то и дело раздавалось яростное шипение.

Поймав вопросительный взгляд Ичиго, Урахара картинно вздохнул:

— Тессай-сан пытался починить насос, но по трагическому стечению обстоятельств вместо этого у нас прорвало трубу. Все трубы.

— Мне осталось совсем немного! — отчаянно прокряхтел Тессай из подсобки — и почти сразу слова его потонули в невнятном бульканье.

— Мог бы позвонить, — пробормотал Ичиго, и Урахара виновато развел руками.
— Тяжелая жизненная ситуация, Куросаки-кун. Не было времени объяснять. Думаю, ты сам понимаешь, что сейчас не самое время…

Ичиго молча выудил из рюкзака пузатую кастрюлю.

— Даже так! — присвистнул Урахара и посторонился, пропуская Ичиго внутрь. Вопросов он не задавал, и Ичиго был ему благодарен. Вряд ли он смог бы объяснить, почему, зайдя домой, он прошел на кухню, под изумленным взглядом Юзу отыскал в шкафу самую большую кастрюлю и удалился с ней в неизвестном направлении.

Вернее, слишком известном.

— Джинта покажет, куда выливать воду, — сказал Урахара. Ичиго кивнул, стараясь не глядеть ему в глаза, и приступил к работе.

Судя по шуму, доносящемуся снаружи, дождь все расходился. Стихия безжалостно атаковала лавку с двух сторон, и даже наспех залатанные Тессаем трубы не особо улучшили ситуацию. Ичиго казалось, что он просто переливает воду из пустого в порожнее, он черпал, черпал, черпал — и не менялось ровным счетом ничего. Так же, как и у него в душе, несмотря на то, что он думал, думал, думал, думал.

Ливень превратился в грозу, и одновременно с первым раскатом грома лавку сотряс душераздирающий рёв, сменившийся жутковатым чавканьем.

— Насос заработал! — чуть не плача от счастья, проорал Тессай, пытаясь перекричать шум насоса.

— Не прошло и года, — Йоруичи уже нетерпеливо прохаживалась по полке взад-вперед и совершенно случайно сбрасывала оттуда на голову Урахаре какие-то кульки.

Вода стремительно уходила. Гроза заканчивалась.

***

— Ну и дела, — сокрушенно покачал головой Тессай, сидя на веранде и оглядывая нанесенный мини-наводнением ущерб.

— Работы на неделю, — согласился Ичиго.

Целую неделю можно спокойно приходить в лавку Урахары, ведь повод более чем правдоподобный. Хорошо это или плохо, Ичиго пока и сам не понял.

В глубине лавки раздался хруст, грохот и тихая брань, и Ичиго поднялся на ноги:

— Пойду посмотрю, что там. — Тессай, занятый подсчетом ущерба, только рассеянно кивнул.

Урахара обнаружился в дальнем углу лавки под ворохом коробок, но его, похоже, это нисколько не беспокоило.

— Мой чудодейственный порошок для чистки полости рта совсем отсырел! — пожаловался он Ичиго. — Теперь он непригоден. Уникальная формула! Я ее даже не помню!

— Это тебе за все хорошее, — фыркнул Ичиго, помогая ему подняться. — Скажи спасибо, что твоя лавка совсем не ушла под воду.

— Как Атлантида? — усмехнулся Урахара.

— Именно.

— Насколько я помню, Атлантиду затопили боги за грехи ее жителей. Все-таки я не настолько наследил в этой жизни. — Урахара, отряхнувшись, облокотился на прилавок и прикрыл глаза. — Ну, во всяком случае Джинта и Уруру точно этого не заслужили, — он мягко улыбнулся.

Ичиго молчал.

— Или ты считаешь меня демоном-искусителем?

— Нет. — Ичиго не считал. Он вообще не привык перекладывать на кого-то ответственность. Особенно если этот кто-то — Урахара, слишком хитрый, чтобы так облажаться, слишком скользкий, чтобы не попытаться вывернуться, слишком умный, чтобы не понимать, какие могут быть сложности.

И слишком опытный, чтобы не попытаться остановить Ичиго.

— Нет, — повторил Ичиго. — Я сам.

Урахара снова улыбнулся — немного устало — и, протянув руку, дотронулся до щеки Ичиго.

— Не надо смотреть на мир так пессимистично, Куросаки-кун. Давай расценивать наше небольшое происшествие как историю Ноева ковчега. Каждой твари по паре, все дела. Разве не романтично?

Ичиго бросил беглый взгляд на веранду. Джинта и Уруру, умаявшиеся за день, спали вповалку на больших подушках, брошенных прямо на пол, поодаль сидел Тессай и, попивая горячий чай, смотрел куда-то в небо и рассеянно поглаживал устроившуюся у него на коленях Йоруичи. А Ичиго с Урахарой стояли в полутьме лавки посреди мокрого хлама, и Урахара наконец-то дал Ичиго ответ.

Ичиго перехватил руку Урахары и крепко сжал его ладонь.

Все-таки в хреновом лете были и свои неоспоримые плюсы.

Название: Опять
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 596 слов
Пейринг/Персонажи: Базз-Би, Юграм Хашвальт
Категория: джен, с намеками на слэш
Жанр: флафф
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Иногда на месте взрослого Юграма появляется маленький из параллельной реальности. Это не было бы такой проблемой, если бы он не выбирал настолько "удачные" моменты.
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Опять"

— Опять ты?! — простонал Базз, уставившись на маленького Юго, который оказался на месте взрослого Юграма. Только целоваться собрались...

Юго похлопал большими голубыми глазами, беспомощно огляделся и снова посмотрел на Базза.

— Опять, — печально подтвердил он и вздохнул. — Извините.

— Да чего уж тут, — Базз помрачнел и поспешно натянул китель. Быстро застегнув пуговицы, раздраженно тряхнул головой. Пятый раз за месяц!


Юго тем временем медленно и скучающе оглядывал комнату, которую уже давно успел изучить вдоль и поперек. Как-то раз он тут задержался на двое суток и облазил все. Говорил, что комната не особо отличается от его собственной. Ну, там, в «детской параллельной реальности», куда Юграм почему-то периодически проваливался, меняясь местами со своим «теневым двойником». Или как это там Аскин обозвал? Не важно, на самом деле.

Базз, конечно, не возражал против Юго. Тот был милым, меньше раздражал, и не бухтел из-за всякой фигни. В общем, был очаровательным и очень хорошим, пусть и не менее серьезным. К тому же, его присутствие навевало этакую приятную ностальгию.

Базз был совсем не против видеться с ним. Иногда. Раз в месяц, например. По предварительной договоренности. На пару часов. Встретиться, обсудить последние новости и узнать, как там, в «детском» мире. Вспомнить молодость. Спросить про маленького себя.

Но он был категорически против того, что маленький Юго появлялся вместо взрослого себя внезапно и в самые неподходящие моменты. В первый раз они с Юграмом завтракали, это ладно. Во второй - Юграм ушел в ванную взрослым, а вернулся ребенком. В третий - Базз его раздевал и очень порадовался, что стащить успел только китель. В четвертый раз они уже укладывались спать, когда это произошло. И вот - пятый. За этот месяц.

Не жизнь, а кошмар.

Больше всего Базз боялся, что однажды вот это произойдет во время секса.

Не дай Яхве.

— Как думаешь, надолго это? — спросил Базз, вздыхая. Юго пожал плечами.

— В прошлый раз довольно быстро всё вернулось. Может, в этот раз тоже, — сказал он.

Базз поскреб подбородок, оглядывая Юго, утопающего в кителе не по размеру, и подумал о том, не рвет ли Юграм одежду этого всякий раз. Спрашивать отчего-то не хотелось.

— Ладно. Хочешь чего-нибудь?

Юго помотал головой и попытался поудобнее устроиться в слишком большой ему одежде, недовольно запыхтев.

— Как там я? — спросил Базз лениво.

— А, — Юго махнул рукой, и Базз фыркнул. — Так же, как вы.

Базз не понимал, почему Юго зовет его на «вы», но переучивать не пытался.

— Я не удивлен, — Базз засмеялся негромко. Интересно, почему только Юграма вот так кидает между реальностями? Видимо, дело в связи с Яхве. — Кстати, а Ях… Его Величество там, у вас, тоже маленький?

Юго пожал плечами.

— В нашей временной ветке он тоже спит. Я не знаю.

Базз вздохнул.

— Ладно. Чувствуй себя как дома, я до Аскина догуляю, — он поднялся с постели, тоскливо окинув ее взглядом и ушел, ворча себе под нос.

Когда он вернулся, ничего не поменялось. Всё тот же Юго сидел на кухне и тихонько потягивал чай. Базз надеялся, что Юграм вернется хоть к ночи, но нет, не повезло, и ему пришлось укладывать ребенка. Не то, чтобы это было проблемой, Юго, и будучи ребенком, вел себя очень по-взрослому. Но все же…

— Тебя оставить одного? — спросил Базз, и Юго, пожевав губу, ответил:

— Можете остаться. Если хотите.

Базз хмыкнул и лег на диване.

Утро встретило его взрослым усталым Юграмом с травой и цветами в волосах. Красиво, конечно.

— Откуда они цветы взяли? — хмыкнул Базз, скользя по нему заинтересованным взглядом.

— Там теплица есть. У нас вообще-то тоже есть, но ею никто не занимается.

— А жаль, — пробормотал Базз.

— Можешь заняться, — усмехнулся Юграм, потерев глаза. Пространство вдруг громко хлопнуло, Юграм пропал. Кружка, которую он держал в руке, звонко упала на пол, но не разбилась.

— Опять, — простонал Базз, поднимая на руки непонимающе смотрящего на него Юго.




Название: Детские мечты
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: (699 слов)
Пейринг/Персонажи: Базз-Би, Юграм Хашвальт
Категория: слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Когда и воплощать мечты, как не в последний день перед войной
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Детские мечты"


Базз-Би спал и видел прекрасный сон. Белокурая нимфа с голубыми глазами играла на арфе и пританцовывала. Ножки ее обтягивали зеленые чулочки, и даже строгое платье, кроем подозрительно напоминающее шинель с дурацким бирюзовом мехом у ворота, совершенно не портило картины. Базз-Би перевернулся во сне, скидывая на пол одеяло. Ему было жарко — нимфа призывно виляла бедрами и медленно расстегивала платье, а затем обернулась и с нежнейшей улыбкой приблизила к нему свое лицо. Взяв за грудки и тряхнув по-мужски сильными руками.

Базз-Би икнул и открыл глаза.

— Базз, просыпайся.

Действительно — глаза голубые, волосы светлые, шинель с бирюзовым мехом. Даже мечтательная улыбка в наличии.

— Базз, давай, подъем!
— А? Чего тебе, нимфа прекрасная, наследница чудовища ужасного? — полусонно пробормотал Базз-Би, надеясь, что, если выдать пару острот, то грандмастер говна и па... Ванденрейха — блин, с прошлого раза до сих пор скулу саднит, и зуб только недавно прижился... — то Юграм Хашвальт отстанет от него и даст поспать.

Тщетно.

Хашвальт упрямо тряс его за плечи и требовал проснуться.
— Я даже не думал, что у тебя с утра такой противный голос! — снова попытался Базз-Би. Хашвальт вздохнул и рывком сдернул Базз-Би с кровати. Пол был омерзительно холодным.
— Подъем, Базз, ты мне срочно нужен. Причем вовсе не для служения империи.

Базз-Би оживился и с надеждой поднял взгляд, но в лицо ему прилетели майка и штаны. С легкостью увернувшись от неприцельно брошенного ботинка, он сокрушенно вздохнул и начал одеваться.

— Пойдем тенями, — коротко бросил Хашвальт, увлекая Базз-Би в хитросплетение узких коридоров из клубящегося мрака. Иногда на "стенах" тени мелькали надписи, сделанные специальными светящимися духовными частицами: "Яхве — Йух!", "Долой диктатуру усатого!", "Шинигами — хер моржовый!", "Б — Блондинка?".

«И не лень же кому-то было?» — покачал головой Базз-Би, походя, одним росчерком, внося свой вклад в виде вполне узнаваемого, но все равно очень смешного портрета Императора. Хашвальт успешно делал вид, что ничего не замечает. Базз-Би совсем набрал было в рот воздуха, чтобы выдать очередную язвительную фразу, но тут тени раскрылись, выпуская их в мир, и он от удивления заткнулся, созерцая берег какого-то озера.

Красота вокруг была сказочная — вода в лунном свете отливала серебром, воздух пах летним лесом, ночь пронзали искры светлячков, деревья на опушке покачивали тяжелыми ветвями, и Базз-Би прикинул, что на этом пляже нефигово было бы отгрохать домик и поселиться здесь после войны...

У берега покачивалось легкое парусное суденышко, тихонько поскрипывая расшатанной мачтой.

— Юго, какого хера? — сбросил с себя обволакивающий морок Базз-Би. Нахмурив брови, он стал похож на недовольного мятого попугая, которого достали из заднего кармана джинсов. Очень тесных джинсов. Очень тесных джинсов, надетых на очень толстого человека. В общем, выглядел Базз-Би забавно.

Хашвальт вместо ответа мечтательно улыбнулся, заставив начать беспокоиться о его душевном здравии, снял шинель и повесил ее на ветку дерева. Базз-Би потянулся было к застежке штанов — слишком красив был этот... грандмастер, когда скидывал форму, но надежды на продолжение были напрасны. Хашвальт обернулся, собирая волосы в хвост.

— Залезай в лодку. Будешь шкотовым матросом.
— Юго...
— Не спорь. — Базз-Би обреченно вздохнул, повинуясь властному голосу.

Катание на лодке с парусом превратилось в феерию. Базз-Би придумал несколько весьма красочных, определений для фантазии Хашвальта, самого Хашвальта, и его, Хашвальта, гениальных идей, десяток абсолютно новых проклятий, и практически сорвал голос, когда они едва не перевернулись. Хашвальт же смеялся, много и часто, и за это Базз-Би был готов простить ему все на свете, даже утопленную перчатку, насквозь промокшую одежду и упавший на бок ирокез, который от влаги уже начал слегка завиваться.

— Так что это было, может, объяснишь, наконец? — вымотанный Базз-Би понуро шел за
Хашвальтом по коридорам Силберна. Хотелось жрать и спать, причем спать — обязательно уткнувшись в спину Хашвальта.

— Ну, понимаешь... — Хашвальт, уже привычно-официальный, с мечом у пояса, говорил каким-то странным тоном, будто нехотя. — Ну... когда я был маленьким, мне хотелось под парусами ходить, море там, штормы… быть свободным капитаном, или пиратом, а не вот это вот все... — Он обвел рукой стены и посмотрел куда-то выше головы Базз-Би, снова улыбаясь — бесконечно мило, век бы смотрел. — А завтра мы идем на Сейрейтей. Детские мечты должны исполняться, тебе не кажется?

Базз-Би остановился, моргнул глазами, осознавая смысл сказанного, раз, потом второй, потом облизнул губы, кивнул, догнал Хашвальта, развернул к себе, радостно поцеловал в губы, выдернул его меч из-за пояса и с воплем побежал куда-то в сторону покоев Императора.
— Какого черта, Баззард Блэк!? Ты куда?!!
— Исполнять свои детские мечты!

Догнать его удалось только у дверей тронного зала.

Название: Одуванчики
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 615 слов
Пейринг/Персонажи: Базз-Би, Юграм Хашвальт
Категория: джен
Жанр: общий
Рейтинг: G
Краткое содержание: когда кончается война — остается ли что-нибудь? И если да — то что?
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Одуванчики"


Война закончилась — тупо и бессмысленно, как все в его жизни. Жизни, которой не было. Был какой-то дебильный суррогат — сначала мечты о гребаной мести, потом — гребаное усатое величество, гребаный рейх, гребаная война с гребаными шинигами. И гребаный Юго. С его вечными выкрутасами. Грандмастер, блин.

Казалось бы, самое время начать все-таки жить. А не жилось. Видимо, привык к суррогату, подсел.
Кривая усмешка скользнула по угрюмому лицу Базз-Би.
«Знаешь ты, к чему привык».

Еще бы не знать.

Он мог обходиться без всего. Без Рейха — с особым удовольствием. Без друзей — да не очень-то и хотелось, не впились мне ваши скорбные взгляды! Без руки — ха, да и черт бы с ней.
Без воспоминаний. Без них он обошелся бы особенно. Глухая тоска с привычной дотошностью взялась за свое, подсовывая куски прошлого — а помнишь? А это ты помнишь?

Помню, мать твою. Все помню. И торжественные клятвы в вечной дружбе. И покорно идущий, как ослик на веревочке, вслед за тем, кого они мечтали убить, Юго. И — сотни лет бок о бок в Сильберне: белые стены, холодные взгляды из-под золотистой челки, пожирающее изнутри бешенство чуть не при каждой встрече. Дурацкие приказы — не менее дурацкое их выполнение. Короткие моменты почти нормальной жизни — когда можно было хотя бы просто поговорить. Последних с приближением войны становилось все меньше. Все чаще он взрывался — без видимого повода вскидываясь и хлопая дверью, уходя от столь вожделенного им же самим разговора. Как тогда, за сутки перед войной. Он тогда очень хотел что-то сказать, что-то, что казалось очень, просто запредельно важным. Но, пока он мялся, подбирая слова, Юго поднял бесцветный взгляд — вот видит бог, которого нет, вторую руку бы отдал, чтоб увидеть его еще хоть раз! — и сказал тихо: "Нечем заняться, Базз-Би? Сходил бы в Генсей, принес одуванчиков. Там лето уже?" Что ты ответил, а? Что ты штернриттер, а не мальчик на побегушках. И ушел, долбанув дверью так, что штукатурка посыпалась и косяк треснул.

Сиди теперь, перебирай воспоминания, как бабка монетки в кошельке. Штернриттер, мать твою за ногу. Стоило оно того?

Тень былого величия. Ты ни на кой никому не нужен. Впрочем, это взаимно.

Себе-то не ври.

Он — нужен.

А толку?..

Взять бы этого недоумка, который решил, что его жизнь стоит спасти, и ка-ак отблагодарить. Чем-нибудь тяжелым промеж глаз. Чтоб неповадно было.

Сам бы хавал эту «жизнь».

Базз зло сощурился, нашарил сигарету и закурил, безучастно глядя на дымные спирали у голой, без абажура, лампы.

Все. Ничего больше не будет. А значит, и вспоминать незачем.

… Ночью приснился Юго. Он стоял, глядя прямо в глаза, держась за свой проклятущий меч, как за последнюю опору, и смотрел — почему-то невыразимо грустным взглядом. Будто прощался. Навсегда.

Утром его разбудил звонок в дверь. Матеря сквозь зубы тех, кому в такую рань неймется, Базз, торопливо, через голову, не расстегивая, натянул рубашку и потащился открывать, морщась от ощущения холодного пола под босыми пятками. Какого же черта, и выспаться не дадут?..

За дверью стояла девушка-почтальон. Чистая и отутюженная до омерзения, как стюардесса из рекламы.
— Вам письмо. С уведомлением о вручении. Распишитесь, пожалуйста.
Девочка старательно отводила глаза, пока он, шипя сквозь зубы, коряво выводил подпись левой рукой.
— Вот. Сойдет?
Закрыв дверь, Базз зубами разорвал конверт. На открытке были одуванчики.

Желтое поле и синее, мать его, небо.

Абсурд.

Вчерашняя тоска подступила с новой силой. Он перевернул открытку — и привалившись спиной к двери, сполз на пол. Сердце билось, казалось, где-то в глотке.

На обратной стороне аккуратным почерком Юграма Хашвальта — он узнал бы его даже в полной темноте, по запаху, блин! — было выведено:
«Базз, какого черта и где тебя носит?»


Он перечитал открытку еще раз. И еще. И засмеялся, чувствуя, как с этим истерическим, навзрыд, ржанием из него выходит тоска последних месяцев, то дерьмо, которое он в себе культивировал каждый день вплоть до вчерашнего вечера.

Суррогат? Какой кретин это сказал? Пусть заткнется.
Жизнь определенно продолжалась.



Название: Вечность, чтобы забыть
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 825 слов
Пейринг/Персонажи: Юграм Хашвальт/Базз-Би, Яхве на заднем плане
Категория: джен, намеки на слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: Раз в год Хашвальт приходит в Измерение Короля, чтобы увидеть своего императора
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Вечность, чтобы забыть"

]В этом дворце были высокие потолки, даже выше, чем в Силберне. Шаги отдавались под сводами гулким эхом, хотя Хашвальт старался ступать как можно тише. Он не любил шум и суету – перенял эту привычку у того, кто в этом дворце покоился. Много чего перенял, на самом деле. Больше, чем хотел бы.
- Ну сколько можно, Юго? У нас дел дома нет?

Базз-Би злился. Хашвальт чувствовал его гнев каждой клеткой своего тела. Злился, потому что не любил Измерение Короля, злился, потому что знал, что ответ на свой вопрос он и в этот раз не получит, злился, потому что в глубине сердца разделял самый главный страх Хашвальта. Они никогда об этом не говорили, но им и не надо было.

— Серьезно, когда-то я думал, что тебе надоест.

— А я когда-то думал, что убью тебя ради императора, а потом умру в битве с его наследником, — Хашвальт привычно включился в игру. — Так приятно иногда ошибаться, правда?
Впрочем, в тот раз он на самом деле умер — на некоторое время. И ему, вопреки ожиданиям, не понравилось.

Зато понравился мир, в который он вернулся — в нем был Базз-Би, живой, здоровый и с обеими руками, а все остальное: победа над Яхве, долгожданная свобода и мир с Обществом Душ шло приятными дополнениями.

Тело Яхве забрала Королевская Стража, а Хашвальт с тех пор каждый год приходил во дворец Короля Душ, чтобы увидеть своего императора. Охрана пропускала его в тронный зал без всяких возражений, просто напоминала, что прикасаться к кристаллу нельзя. Как будто у Хашвальта могло возникнуть такое желание.

Обычно он останавливался в двух-трех шагах и пристально смотрел на замурованную в лед фигуру. Минуту, две, пять. Пока дожидающийся за дверью Базз-Би — к кристаллу можно было подходить только по одному, жесткое требование Королевской Стражи — не начинал возмущенно кашлять и шаркать берцами по мрамору.

Яхве, всемогущий император квинси, вернулся в то состояние, в котором пришел когда-то в это мир: не пошевелиться, не заговорить, не вздохнуть. Его вечный сон поддерживал все три мира. Единственная обязанность, единственная причина, по которой шинигами не избавились от тела, единственная привилегия Короля.

И Хашвальту, несмотря ни на что, было его жаль.

— Ты так и будешь молчать и делать сложное лицо? — проворчал Базз-Би. Вот уж кто терпеть не мог тишину. Это и раздражало и, одновременно, успокаивало, поэтому вопрос, брать с собой Базз-Би или нет, даже не поднимался.

Хашвальт коротко вздохнул.

— Я давно хотел намекнуть — тебе не обязательно ходить со мной.

— Хочу и хожу, — набычился Базз-Би. — Пять гребаных лет прошло, а ты никак не успокоишься.

Хашвальт пожал плечами. И будет ходить еще — десять, двадцать, пятьдесят. До самой смерти — сколько ему там отпущено? Чтобы еще раз взглянуть на неподвижное лицо и напряженно сжатые губы, убедиться, что в приоткрытых глазах нет ни одной искры.

Целый год спокойной жизни этого стоил. А потом Хашвальта опять охватывала непонятная тревога и лекарство от нее было только одно - очередной визит во дворец.

Перед самым входом в зал Базз-Би резко затормозил.

— Жду, — он вложил в это слово все свое недовольство и прислонился к стене, — только не торчи там слишком долго, ладно?

Хашвальт кивнул и толкнул двустворчатые двери, чтобы исполнить свой ежегодный ритуал.

На самом деле, никаких причин для тревоги не было — Хашвальт был в этом уверен, хоть и потерял способность видеть будущее. Просто он так и остался паникером и перестраховщиком. И не он один.
Базз-Би как-то ночью с воплем свалился с кровати, а потом в одних трусах ушел курить на балкон и проторчал там больше часа. Зимой, в феврале, словно огненный шрифт все еще был при нем.

— Мне приснилось, что я стою перед этой хреновой ледышкой, а там внутри — ты … — с неохотой рассказал он, вернувшись наконец в спальню, — а, хер бы с ним, просто кошмар. Это ведь ты у нас пророк, да?

— Бывший, — напомнил Хашвальт, отогревая дыханием его пальцы, — понимаешь, что это значит?

Никто из квинси, даже Куросаки Ичиго, не сохранил свои способности. Блют — и тот исчез без следа. Базз-Би первое время ходил весь в порезах, потом Хашвальт не выдержал и купил ему безопасную бритву.

Зала была маленькая и темная — закрепленные на стенах светильники плохо справлялись со своей задачей. Хашвальт неторопливо пересек ее и поднялся по невысокой — семнадцать ступеней, верхняя чуть раскрошилась — лестнице.

Итак, у него пять минут, самое большое десять, если он не хочет, чтобы Базз-Би ворвался сюда и начал делать глупости. Казнить их за это не казнят, но к кристаллу больше не пустят.

Оставив за спиной лестницу, Хашвальт оказался перед плотными синими занавесками. Дальше — только кристалл. Время истекало, но Хашвальт привычно замер на секунду — как замирал когда-то перед дверью в покои императора, прежде чем почтительно постучать и войти.

Пять лет — слишком мало, чтобы навсегда забыть о Ванденрейхе, но они справятся.

Когда-нибудь Хашвальт успокоится и перестанет представлять, как поднимаются тяжелые веки и в голове раздается знакомый голос. Когда-нибудь Базз-Би перестанет видеть страшные сны.
Просто им обоим нужно время. У Хашвальта ушло полжизни, чтобы забыть дядю. Чтобы забыть императора, наверняка понадобится целая вечность.

Хашвальт аккуратно раздвинул занавески, оказался, наконец, перед кристаллом, внутри которого застыла человеческая фигура - и застыл сам.

Там, под толщей льда, Яхве улыбался.

Название: Персонажи Bleach, вы только что узнали, что Базз-Би и Абарай Ренджи встречаются! Ваша реакция?
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Оригинал: Kristie, Bleach characters, you just learned that Renji and Bazz-B are dating! How do you respond?, запрос отправлен
Ссылка на оригинал: ссылка
Размер: драббл, 298 слов
Пейринг/Персонажи: Абарай Ренджи/Базз-Би
Категория: слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Ренджи вообще испытывает слабость к тем, кто хвалит его брови.
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017- " Персонажи Bleach, вы только что узнали, что Базз-Би и Абарай Ренджи встречаются! Ваша реакция?"

Рукия: Ну, я, например, не удивлена, учитывая их беззастенчивый флирт прямо на поле боя. Ренджи вообще испытывает слабость к тем, кто хвалит его брови.
Ренджи: Да, это вообще был первый раз, когда я почувствовал теплое сияние настоящей любви!
Рукия: …
Рукия: Чувак…

Хашвальт: Может быть, я и разочарован, но не могу сказать, что удивлен. У Абарая Ренджи огненно-рыжие волосы. Базз-Би любит огонь. Можно сказать, это было неизбежно.
Цан Ду: Так вы не будете его наказывать за отношения с врагом?
Хашвальт: Я бы никогда не стал наказывать за решения, принятые на основе цвета волос.

Бьякуя: Ренджи, тебя не беспокоит, что Базз-Би из тех людей, которые могут ударить в спину?
Ренджи: Ну... Капитан, однажды я напал на вас. Я не могу его осуждать.
Бьякуя:...
Бьякуя: Ну разумеется.

Маск: Базз, он назвал тебя петухом! Пе-ту-хом! Как после этого ты можешь с ним встречаться?!..
Базз-Би: Он просто старался быть крутым парнем! Я его понимаю и прощаю за это!

Хисаги: Этих двоих объединяет любовь к стилю: «панк-придурок». Хотя… какие из них панки? Это же придурки, как они есть... И почему ты на меня так смотришь, Кира?

Ичиго: Вообще-то, Базз-Би хотел меня грохнуть. До фига как похоже, если честно. Но потом я вспоминаю, что Ренджи тоже хотел меня грохнуть и это перестает казаться проблемой.

Урю: Что действительно важно — или должно быть важно — что он, так сказать, «из вражеского лагеря»!!
Базз-Би: Да ты просто ссышь, потому что я убить тебя хочу!!
Урью: Неправда!

Масаки(призрак): Мне кажется, это прекрасно, что наша с Иссином история любви повторяется! Квинси и шинигами влюбляются, несмотря ни на что! Любовь Иссина ко мне послужила началом целой истории. Может быть, ваша любовь положит конец войне?..

Яхве: Вряд ли. Мне на самом деле плевать на их любовь.
Масаки(призрак): … или не положит.

Название: Если настаиваешь
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: 964 слова, драббл
Пейринг/Персонажи: Куросаки Ичиго, Базз-Би
Категория: преслеш
Жанр: общий
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: после первого вторжения в Готей Яхве собирался забрать Ичиго в Ванденрейх на перевоспитание. И действительно забрал.
Иллюстрация: арт "Ну попробуй", но арт выкладка же позже будет, да?
Примечание/Предупреждения: нет
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Если настаиваешь"


Тюремное крыло отдавало сладковатым удушливым запахом плесени и безысходности. Спускаясь по неровной от оставленных временем выбоин каменной лестнице, Базз-Би подсвечивал себе путь мягко сияющим огоньком над пальцем — зажигать факел было лениво, да и ни к чему.

Редкие камеры могли похвастаться обитателями — руководство Рейха было слишком скоро на расправу, не прощая проступков даже своим, что уж говорить об остальных - поэтому в подземелье царила гнетущая тишина и полумрак, а стражники стояли лишь на первом этаже у одной из самых крепких одиночных камер, приглядывая за новой игрушкой своего кайзера. При виде одного из штернриттеров солдаты вытянулись по струнке. Дрожащий свет факелов отплясывал на их побледневших лицах замысловатый танец. Небрежным жестом велев им убраться подальше, Базз потушил свое пламя, приблизился к зарешеченной двери и, поколебавшись мгновение, с громким скрипом ее отворил, замерев на пороге.

— Что надо? — хрипло раздалось от стены.

Немного привыкшие к полумраку камеры глаза Базза различили яростный взгляд, блеснувший из-под длинной рыжей челки. Цепи громко звякнули, вторя раздражению своего узника, по инерции дернувшего неудобно заведенными вверх руками.

— Зашел посмотреть на юного гения, с которым даже его величество носится как с писаной торбой, — с иронией хмыкнул Базз, привалившись к дверному косяку, с нескрываемым любопытством разглядывая Куросаки. Залатали его качественно — ни царапины не оставили.

— Посмотрел? Вали, — снова звякнул кандалами тот.

— Ха. Дерзишь, — довольно констатировал факт Базз.

— Поближе подойди — я тебе еще и в рожу плюну, — «любезно» заверил Ичиго.

— А оттуда слабо? — приподнял бровь Базз.

- Если попаду — освободишь? — скептически фыркнул Куросаки, не очень разделяя энтузиазм своего визитера.

— Еще и азартный! — усмехнулся Базз.

Похоже, этот Куросаки и вправду был не так прост, как ему показалось на первый взгляд, когда он увидел вырывающегося окровавленного мальчишку, от одного крепкого удара безвольно обмякшего на плече Юго. Противостоять Яхве, выдержать длинный многочасовой разговор с ним наедине и при этом сохранить спесивый характер дано не каждому. Только вот надолго ли его хватит? В Ванденрейхе умели укрощать подобные дарования - кому, как ни Баззу, знать...

— Ну, попробуй, — с вызовом кивнул он угрюмому пленнику.

Ичиго не пришлось повторять дважды — стоило Баззу договорить, как плевок уже отправился в полет. К великому сожалению Куросаки, до блестящих черных берцев не хватило каких-то пяти сантиметров. К некоторому своему удивлению, Базз отметил, что тоже немного расстроился. Нет, не тому, что любимые ботинки остались нетронутыми, а тому, что повод снять оковы с пленника и удовлетворить свое любопытство утерян. Впрочем...

— Тц... Стрелок из тебя никудышный, — цыкнул Базз, проходя внутрь.

— Ближний бой честнее, — вздернул подбородок Ичиго, не отводя взгляда, когда Базз подошел почти вплотную, уперев руку рядом с его головой.

— Так говорят те, кто не в состоянии попасть в дерево с трех метров, — глядя сверху вниз в карие глаза, оскалился Базз.

Эта несгибаемость вызывала противоречивое чувство раздражающего уважения.

— Так кто ты такой и какого хрена тебе от меня надо? — проигнорировал подначку Ичиго. — Пришел мне мозги полоскать, как этот долбанутый на всю голову старик?

Первым делом Базз серьезно задумался, о каком старике идет речь, если к заключенному не пускали никого, кроме Его Величества и разве что Юго, но, насколько ему известно, кроме Яхве, никто... Когда до Базза дошло, что наглый пацан отозвался так об их драгоценном правителе, его пробрало веселье, которого давно не доводилось испытывать.

— А ты забавный, малец, — отсмеявшись, вынес он вердикт. — Я — штернриттер "Н", Базз-Би, — представился он, наконец.

— Я должен проникнуться трепетом? — безразлично отозвался Ичиго, нисколько не впечатленный. — Чего приперся-то? — передернул плечами он.

Тут только Базз заметил, что тот мелко, едва заметно, подрагивает от холода. Что, впрочем, не удивительно, учитывая, что из одежды на нем оставили лишь хакама. Холодное подземелье не отличалось каким-то теплоснабжением, а реацу, которая могла бы спасти положение, наглухо блокировалась кандалами, прикрученными к стене, и не позволявшими сесть и поджать босые ноги, чтобы сохранить хоть каплю тепла.

— Познакомиться, — серьезно ответил Базз, и, отстранившись, щелчком пальцев зажег пламя над рукой и небрежно отправил его в угол камеры, в скомканное тряпье, оставшееся от предыдущего обитателя. Огонь с жадностью принялся за старую иссохшую ткань, озаряя помещение и медленно, но ощутимо прогревая воздух.

Ичиго глубоко прерывисто вздохнул и на мгновение прикрыл глаза, наслаждаясь долгожданным теплом.

— Мне тебе, типа, спасибо сказать? — все с тем же несгибаемым безразличием отозвался он, снова звякнув цепями и зыркнув исподлобья.

— Было бы неплохо, — самодовольно засунул руки в карманы Базз.

— Вот свалишь ты отсюда, догорит эта дрянь, и станет еще холоднее. Вот уж спасибо, выпендрежник хренов, — едко резюмировал Ичиго.

Базз почувствовал, как дернулся глаз.

Он вовсе не намеревался издеваться и насмехаться над пленником, когда спускался в тюрьму, но... Наглый малец даже в своем плачевном положении умудрялся смотреть на него снисходительно и без малейшего страха. Это раздражало. Нет, не просто раздражало - бесило. Провоцировало жгучее желание поставить его на место.

Базз зажег небольшой огонек на кончике пальца и медленно поднес его к лицу Ичиго, почти опаляя кожу. И без того ярко-рыжие, волосы в мерцающих всполохах казались жидким пламенем, отражение в глазах плескалось раскаленной лавой воплощенной самоуверенности.

— Могу прогреть посильнее. — прищурился Базз, огладив покрасневшую от жара щеку невесомым, обжигающим не-прикосновениемэ

— Можешь хоть брови мне спалить, хоть глаза выжечь, — с явным усилием не моргая, нарушил тишину Ичиго, так и не отстранившись ни на сантиметр. - Только вот не думаю, что ваш хваленый Яхве тебя за это по головке погладит.

По его виску медленно скатилась крупная капля пота, кадык с громким звуком коротко дернулся в попытке избавиться от образовавшегося в горле кома, тонкие светлые брови подрагивали от напряжения, тихо поскрипывали натянутые цепи...

Этой реакции Баззу вполне бы хватило, тем более что слова мальца были не лишены смысла — пока их кайзер действительно был в нем заинтересован. В общем, Базз готов был оставить его в покое и уйти, если бы не одно «но»...

— Так что можешь засунуть свой палец в задницу, — припечатал Ичиго.

Базз застыл на мгновение. Потушив огонь, медленно отстранился, прошел к выходу. Остановившись на пороге, коротко сказал что-то вернувшимся стражникам, не выходя наружу, с громким скрежетом закрыл дверь, обернулся и расплылся в широкой многообещающей ухмылке:

— Ну, если ты настаиваешь...


Название: Вничью
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл 612 слов
Пейринг/Персонажи: Куросаки Ичиго/Гриммджо Джаггерджак
Категория: слеш
Жанр: суровый мужицкий романс )
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Война закончилась, напряжение осталось.
Примечание/Предупреждения: нет
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017 - "Вничью"


Однажды, давным-давно, еще в детстве, Ичиго услышал по телевизору, что, глядя в глаза дикого зверя, главное - не робеть. А еще к нему нельзя поворачиваться спиной. Саму передачу он помнил смутно, что-то про хищников в природной естественной среде, но фразу запомнил накрепко, и она не раз выручала его по жизни, хотя, стоило признать, не менее часто втягивала в неприятности, которых можно было бы избежать, придержав непокорный норов.

Вот и сейчас Ичиго медленно сглотнул подкативший к горлу ком под взглядом звериных глаз, сверкающих любопытством и небесной, мать ее за ногу, бирюзой, с дурацкими зубчатыми стрелками на веках.

— Не понял, — решив, что ослышался, чуть наклонил голову он.

— Не тупи, Куросаки, — фыркнул Гриммджо, тряхнув голубой челкой. — Скучно, говорю. Катану мою запечатали, ни релиз, ни банкай мы с тобой сейчас не потянем. Пошли потрахаемся.

Не послышалось.

Издалека приглушенно доносились голоса шинигами четвертого отряда, занимающегося выжившими в недавней резне. Тихое укромное место, куда Ичиго забрел, чтобы прийти в себя после нервотрепки последних дней и последствий наспех залеченных ранений, вполне способно было укрыть еще одно тело, пополнившее длинный список потерь. Оба клинка Зангецу стояли чуть поодаль, прислоненные к скале - только руку протяни.

Подавив первый порыв полоснуть по наглой морде закаленной сталью, Ичиго заставил себя остаться сидеть на нагретом камне, сцепив руки в замок.

Впрочем, два тела тоже могут остаться здесь незамеченными. Два живых, горячих тела...

— Не заинтересован, — сухо отрезал он, оборвав затянувшуюся паузу, и принялся разглядывать верхушки видневшихся слева руин, внезапно увлекшись деталями пейзажа, и чувствуя, как щеки против воли заливает краска от промелькнувших и задавленных в зародыше мыслей.

— Да-а? — с ухмылкой протянул Гриммджо и оперся ладонями на колени Ичиго, наклонившись, почти прикоснувшись нос к носу. Тот инстинктивно отшатнулся назад и нахмурился от боли в перебинтованных ребрах. Но руки не оттолкнул. — Интересно, насколько... — посерьезнел Гриммджо и вместо продолжения тягуче медленно заскользил ладонями вверх по напрягшимся бедрам, сминая грубую ткань хакама, вглядываясь в столь же медленно наливающееся кровью лицо Ичиго, с ослиным упрямством не двигающегося с места.

Будто стоит шевельнуться, и вызов будет проигран. Будто отведешь взгляд, и засчитают техническое поражение. Будто Гриммджо проиграет, если Ичиго останется. Будто...

Нервы сдали, и в последний момент Ичиго мертвой хваткой вцепился в широкие запястья, остановив поток чужого плавящего жара у самого паха.

— Я же сказал — не заинтересован, — повторил он, тщетно стараясь дышать не слишком глубоко. Голос звучал непривычно низко, отдавая хрипотцой.

Гриммджо медленно, не разрывая зрительного контакта, наклонился вперед, сокращая расстояние между их лицами до неприличной близости. Опасной, завораживающей и неправильной. Последнее слово Ичиго повторил про себя несколько раз. Не помогло.

— Тогда почему ты до сих пор мне не врезал? — с вибрирующими полурычащими нотками задал Гриммджо очевидный вопрос.

— Лень тратить силы на полудохлого котяру, — сглотнул Ичиго, борясь с желанием перевести взгляд на тонкие приоткрытые губы. И заметил, как при его словах и без того широкие от возбуждения зрачки оставили от потемневшей радужки лишь тонкие кольца.

— Ха, — усмехнулся Гриммджо, ни на миг не купившись на это напускное бахвальство, но оценив нежелание сдаваться. Вызов принят. — А так?.. — выдохнул он, и иллюзорная воздушная преграда между ними испарилась в испепеляющем грубом поцелуе.

— Мнн... мм!.. Стоп! Стоп, я сказал! — оттолкнул его Ичиго, придя в себя от боли в потревоженных ребрах.

Собственная бурная реакция ошеломила, отдаваясь в ушах набатом сердцебиения, губы онемели — да сколько же времени прошло?! — ладони покалывало от крышесносного ощущения перекатывавшихся под горячей кожей мышц сильного, красивого — как только раньше не замечал — тела.

Гриммджо отозвался раздраженным рычанием, но прежде, чем он успел сказать хоть что-то...

— Твою мммать... Иди сюда! — выругался Ичиго, обратно притянув его за ворот.

Даже если победа в этом бою ему не светит, он постарается свести вничью.


Название: Ассимиляция
Автор: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Бета: fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017
Размер: драббл, 500 слов
Пейринг/Персонажи: Базз-Би, Цан Ду, Юграм Хашвальт, намек на Базз-Би/Юграм Хашвальт
Категория: слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Базз-Би и Цан Ду возвращаются из командировки
Для голосования: #. fandom Bleach: Wandenreich and Co 2017- "Ассимиляция"


— На спящий Силберн опускается тумаааааан!

В укутанном туманами Силберне сейчас спал разве что император. Зато в комнате Базз-Би третий час пели и играли на каком-то с трудом поддающемся идентификации музыкальном инструменте. Штернриттер "Н" отдыхал после отдыха.

— Шалят ветра по подворотням и дворааааам!

На жилом этаже густо пахло незнакомым алкоголем.

— А нам все это не впервой, а нам доверено судьбой оберееееегать на спящих улицах покой!

— Это он про себя? — на всякий случай уточнил Хашвальт. Известный ему Базз-Би нес на спящие и любые другие улицы лишь хаос, разрушение и иногда свое жалование – если на улице был винный магазин. — Я смотрю, командировка прошла успешно.

— Вполне, хотя местные своеобразные люди. На Пустого ходят с топором, а то и с голыми руками — и, что самое интересное, успешно ходят. Называют шнапс bormotuxa и пьют, — Цан Ду коснулся висков. — Они очень много пьют. Хорошо, что вы нас отозвали, грандмастер, еще дня два — и моя душа вернулась бы к императору раньше положенного.

— Тоже пробовали ходить на Пустого с топором? — усмехнулся Хашвальт.

— Нет, просто, согласно их традициям, отказ от совместного употребления алкоголя автоматически означает пренебрежение собеседником и даже может привести к конфликту. Как и положено офицеру Ванденрейха, я не посмел проявлять неуважение к собратьям по оружию. Но печень-то не железная.

Хашвальт сочувственно похлопал его по плечу. Однажды он тоже пил с командиром русского отделения Ванденрейха. Большую часть вечера стерлась из памяти, а утром хотелось соленых огурцов и под Аусвелен.

— Кстати, — вспомнил он, — почему вы прибыли только сегодня? Я посылал сигнал еще на прошлой неделе.

— Ворота Солнца сработали только на третий день, и то после того, как мы их разобрали и по новой задали координаты, — вздохнул Цан Ду. — Это Россия, грандмастер, у них всегда так. Но, смею заверить, я готов приступить к службе. Что касается офицера Базз-Би...

— Да! — емко подтвердили за дверью.

— Русские ему очень понравились.

— Да пожелай ты им ни пуха, ни пера!

— Впрочем, он им тоже. Они даже вручили ему на прощанье этот ужасный музыкальный инструмент и очень просили приезжать еще.

— Да! Пусть не правилаааам игра!

— Ты хочешь сказать, — недоверчиво нахмурился Хашвальт, — что он все это время употреблял алкоголь?

— Да!

— Пил, — подтвердил Цан Ду.— В баню ходил. Смотрел телевизор. Его досуг был весьма разнообразен.

— И если завтра будет круче, чем вчера, — душевно вывели за дверью, — прорвеееемся, ответят опера!

— Ладно, с офицером Базз-Би я разберусь лично.

— Совсем разберетесь? — с надеждой уточнил Цан Ду, но правильно истолковал выражение лица Хашвальта, поклонился и исчез в Тени.

Одетый в полосатую майку Базз-Би валялся на развороченной кровати и играл на баяне. У его ног сидела косорылая трехглавая ящерица. Плюшевая, слава Яхве, с Базз-Би сталось бы притащить живую.

— Юго! Я купил тебе подарок! — ящерица полетела в сторону Хашвальта.

Базз-Би сел, отложил баян и почесал щетину на подбородке.

— Выпить хочешь?

— Нет.

— А петь умеешь?

— Нет.

— А чем займемся тогда?

Хашвальт одарил его нечитаемым взглядом, а потом начал раздеваться — молча.

Черт с ней, с ассимиляцией, он все равно соскучился.




URL записи

@темы: Bleach

URL
   

Сонное царство фикрайтера

главная